По моему мнению, в высшей школе менеджмент страдает на всех уровнях. Особенно это сказывается в области стыковки бизнеса и образования. Здесь нет какой-то прослойки менеджмента, представители которой занимались бы этим профессионально. Я видела интересный пример в Ярославском университете. Люди за определенную зарплату промониторили весь университет, группы ученых, их достижения, с одной стороны, все конкурсы и тендеры – с другой, т.е. спрос и предложения… Они брали на себя даже функцию создания междисциплинарных коллективов. А так, получается, что ты ездишь в командировки, тебя знают в России и за рубежом, и скорее в Барселону пригласят, чем на соседний этаж для реализации междисципланирного проекта к людям, которым это нужно, например, биологам, геофизикам. К ним ты достучаться порой не можешь. Получается, что если было бы такое подразделение, которое увязывало бы научные проекты и бизнес потребности, то ситуация бы изменилась. Эти подразделения должны заниматься не только информационной, но и юридической стороной взаимодействия с бизнесом, чтобы ученому помочь, чтобы включить работодателей в проект, потому что у каждого свой менеджмент, а это как раз среднее звено. Если бы и региональное министерство активно включилось в реализацию этой функции, то была бы возможность учитывать специфику региона. Кроме того, мне кажется, что федеральные структуры должны помогать сетевые взаимодействия образования и бизнеса поддерживать, способствовать созданию сетевых узлов. В конце концов, это на пользу и им, и нам, и региону.

Чуприна Светлана Игоревна 

Направления инновационной деятельности исходят из документов стратегического развития региона и это все-таки экономическая деятельность. И вуз включается здесь в экономическую деятельность страны, региона, мира. Вопрос в том, в какие цепочки и в какие роли вуз включается. Мы строим в УрФУ модель, когда Вуз разрабатывает технологии, пригодные для использования в конкретной экономической деятельности. Что такое разработать технологию? Это означает полностью разработать набор стандартной документации, позволяющий любому инвестору вложить нормальные деньги, получить желаемые параметры технологического процесса для бизнеса. Это то, во что можно вкладывать деньги: это готовая продукция; готовая технология с готовой документацией; это кадры, которые могут ее реализовать; это услуги сопровождения (инжиниринговые услуги). Например, у нас сейчас есть заказ – мы разработали технологию для производства редкоземельных металлов из отходов атомной промышленности. РОСАТОМ говорит: «Я готов строить завод по этой технологии». Так вот, мы даем не сборник своих научных статей, а конкретно конструкторскую, технологическую документацию, кадровое сопровождение и инжиниринговое сопровождение. Пожалуйста, стройте завод, мы постоянно будем с Вами взаимодействовать. Следовательно, если мы хотим что-то делать для региона то, берем стратегию социально-экономического развития региона, в которой написано: «создание высокотехнологичных производств» – вуз должен инициировать создание таких производств на территории; «повышение энергоэффективности и экологической безопасности действующих технологий» – вуз должен разрабатывать конкретные технологии переработки красных шлаков для Краснотуринского завода цветных металлов; «общественное развитие» – вуз должен инициировать разработку определенных технологий, помогающих общественному развитию региона, например, технология работы с инвалидами. Хотел бы подчеркнуть, что это не только технические технологии, но и гуманитарные технологии.

Кортов Сергей Всеволодович

Поскольку наш регион, так или иначе, промышленный, поэтому от Высшей школы ждут кадрового обеспечения промышленного производства. И даже не промышленного, а вообще кадрового обеспечения экономической деятельности. Это означает, что от Университета ожидается выпуск специалистов, которых можно ставить на функциональное рабочее место и они, после краткого «курса молодого бойца», полностью овладевают тем функционалом, которого от него требует работодатель. Но проблема является в том, что возникает разрыв между ожиданиями работодателя по компетенциям выпускника и теми компетенциями выпускника, которые он способен предъявить работодателю. И получается, что чем выше наукоемкость и сложность деятельности, тем больший срок и тем большие деньги нужно тратить работодателю, чтоб довести выпускника до нужного ему (работодателю) уровня функциональной компетенции. Это с точки зрения содержательной части. Второй набор претензий работодателя – это социализация выпускника в коллективе, на предприятии. Вузам предъявляют претензию, что мы не учим работать в команде. Даже если человек обладает неким содержательным функционалом, он не умеет работать в команде, он не умеет выстраивать отношения со своими коллегами, партнерами, он не понимает, что такое корпоративная этика, корпоративная культура и что с этим делать, т.е. он асоциален и работодателю приходится тратить какие-то средства и время на социализацию. И государство еще предъявляет третью претензию: выпускники вузов не обладают предпринимательскими компетенциями, т.е. они подготовлены как работники, но вы их не готовите как работодателей. Следовательно, этот человек уже должен получать предпринимательские компетенции за пределами Университета для того, чтоб работать в роли работодателя. Есть еще четвертое – это структура подготовки. То, чему учат в вузе, сильно не соответствует тому, чего ожидает структура экономики. Речь идет о дисбалансе по компетенциям и структуре подготовки, и структуре кадровой потребности экономики.

Кортов Сергей Всеволодович

Вузы часто критикуют за то, что они якобы не знают или не учитывают требования работодателей при обучении студентов, готовят «полуфабрикаты» и т.п. В такой форме эта критика носит абстрактный характер, а люди, произносящие эти слова, не понимают, какие задачи призвана и может решать система высшего образования. Мы сейчас не обсуждаем, к сожалению, всё еще встречающуюся ситуацию, когда плохие вузы выпускают специалистов, не обладающих элементарными базовыми компетенциями. Но это не вопрос отношения с работодателями, а вопрос аккредитации этих вузов, и работа по закрытию некачественных вузов и их филиалов активно ведётся последние годы. Мы говорим фактически о претензиях, предъявляемых к университетам, которые связаны с кажущимися длительными сроками адаптации выпускников основной массы хороших вузов к конкретным задачам конкретных работодателей. Проблема быстрого встраивания выпускника в производственный процесс вечна. В советское время её пытались решить с помощью так называемой «целевой интенсивной подготовки студентов (ЦИПС)». Юридической базой ЦИПС была система обязательного распределения выпускников. В тех условиях вуз заключал договор с крупным работодателем (заводом, научно-производственным объединением), и студенты целевой группы уже с 3-го курса закреплялись за конкретным подразделением предприятия, изучали его задачи, получали соответствующие знания. После завершения учебы они были обязаны отработать минимум 3 года на предприятии. Да, таким образом можно было решить задачу быстрой адаптации, но и то, только для небольшой части студентов-участников ЦИПС, поскольку программа ЦИПС могла быть реализована только с крупными предприятиями. Сейчас для таких форм взаимодействия с работодателем нет юридической базы, и, думаю, далеко не все согласятся, что она вообще нужна. Что сейчас может сделать конкретный работодатель (и многие уже делают это) для того, чтобы «заточить» будущих выпускников на собственные задачи? Крупный работодатель должен прийти в вуз, создать свой центр профессиональной ориентации, на добровольной основе привлечь туда студентов, обеспечить студентам возможность стажировки (желательно оплачиваемой), а главное, предложить привлекательную заработную плату по окончании вуза. Вот тогда работодателю придут подготовленные к его задачам и технологиям специалисты.

Грудзинский Александр Олегович

Существует стереотип: система высшего образования готовит для экономики. А ведь экономика порой знает, что для нее кого-то готовят. Мы притягивали и притягиваем образование к экономической системе, а ведь в ней образование не всегда оценивается по достоинству. Например, я полагаю, что в «Toyota» или «Sony» поощряют работников за университетские дипломы, но это, скорее всего, дополнительный элемент мотивации, но не обязательное требование к квалификации. На самом деле, я считаю, что экономика и университеты могут быть независимыми величинами. Пусть они развиваются сами по себе. Пусть в высшем образовании будут «полезные, щегольские и вредные науки» (как по Татищеву). Знаете, как говорят: от философии пользы почти никакой, но и вреда мало; от физики польза огромная, но и вреда много. Так вот и от высшего образования: вреда немного и даже польза есть в экономическом плане.

Бекарев Адриан Михайлович

Бизнесу нужны лучшие в мире кадры («Кадры решают всё!» - И.В. Сталин). И «большой» бизнес может позволить себе эту роскошь. А остальные должны «кушать» то, что им подают наши вузы. Поэтому, теоретически, они заинтересованы в получении очень хороших специалистов. Но, практически, они не имеют возможности эффективно влиять на образовательную политику вуза. Хотя, вовлекая в свой бизнес студентов, мелкие бизнесмены не только обеспечивают раннюю специализации выпускников (это хорошо!), но и мешают учащимся получать систематическое образование (пропуски занятий стали одной из причин слабой успеваемости студентов!).

Яковлев Вадим Иванович

Каковы, на Ваш взгляд, проблемы и перспективы реализации сетевых форм взаимодействия вузов региона • с бизнесом, отдельными предприятиями Если в регионе есть крупные предприятия и бизнес-структуры, на основе договоров о сотрудничестве, выполняя конкретные инновационные исследования. • с академическими научными центрами и школами Привлекая ученых научных центров к преподавательской деятельности (чтение лекций, руководство курсовыми и выпускными работами, диссертациями) и совместным исследовательским проектам. Проблема: совместитель меньше, чем штатный преподаватель, заинтересован в результатах своей преподавательской деятельности. Профориентационная работа преподавателей вузов в школах, проведение предметных олимпиад, конкурсов, привлечение старшеклассников к научной работе студентов. Проблема: преподаватели вузов мало заинтересованы в этой деятельности, с зарубежными образовательными учреждениями Пермский университет, как и другие вузы Пермского края, сотрудничает (обучение иностранных студентов, студенческий обмен, вторые дипломы магистратуры, лекции в ПГНИУ иностранных профессоров и наших в зарубежных университетах, защиты диссертаций наших аспирантов в зарубежных университетах, выполнение совместных НИР) со многими университетами мира. Главная сложность – поиск финансового обеспечения этих контактов. • международными фондами и некоммерческими организациями Пермские вузы регулярно участвуют в конкурсах грантов известных отечественных (например, «Фонд Потанина») и зарубежных фондов («Оксфордский фонд», «Эразмус», «Бридж» …). И у этой активности хорошие перспективы

Яковлев Вадим Иванович

Эффективное взаимодействие вуза и бизнеса возможно на уровне бизнес-инкубаторов. И то на небольшой период времени, как правило несколько лет, по прошествии которых интересы вуза и бизнеса все равно расходятся. Такие формы взаимодействия, как экспертное сотрудничество, обучение/переобучение, сопровождение инновационного бизнеса, безусловно, эффективные, существуют уже давно. Реформа образования способствует развитию связей вуз – бизнес в первую очередь за счет внедрения системы независимой оценки квалификаций, когда вуз вместе с работодателем устанавливает определенные параметры, которым должны соответствовать компетенции выпускников. Интерес бизнеса к вузу не снижается, он остается на прежнем уровне.

Вербицкая Наталья Олеговна

Часто работодатель хочет минимизировать свои затраты по доучиванию выпускников, а университет часто надеется, что они будут это делать. В этом возникает противоречие. Не согласована зона ответственности за профессиональное обучение. Все западные корпорации выпускника доучивают, это нормально. Для этого специально закладывается бюджет, а у нас не хотят, считая, что заплатили налоги и этого будет достаточно. Вся ситуация в высшей школе связана с лоббизмом наших олигархов с точки зрения подготовки инженеров, которые хотят сэкономить деньги за счет бюджета.

Клюев Алексей Константинович

Взаимодействие между работодателями и вузами, мне кажется более или менее нормальным. Оно всегда формировалось независимо от того, какие модели используются, превалируют в высшем учебном заведении: линейные или нелинейные. Каково качество подготовки специалистов? Нормальное качество. Пусть все предельно авторитарно, где ректор все решает, но если это приносит результат… В принципе в республике сформирован нормальный механизм, инструменты нормального функционирования системы высшего образования, нормальных взаимоотношений высшей власти и высшей школы.

Капитонов Иван Владимирович