Слияние вузов - это бессмысленная вещь: ни к чему положительному она не приводит, как правило. И не правильно она делается. Надо не сливать вузы, а надо вузы закрывать – те, которые абсолютно никакие, но при этом, какие-то лучшие подразделения, на конкурсной основе, их оттуда забирать, потому что простое слияние ничего не меняет. Как у нас слияние факультетов. Что оно изменило? Ничего.

Иванов Алексей Олегович

К процессу ликвидации вузов, их филиалов плохо отношусь, потому что это решение «сверху». У нас в Нижнем три вуза неэффективные: пединститут (один из старейших), сельхозакадемия (тоже одна из старейших) и академия водного транспорта. И с кем их сливать? С точки зрения экономики и финансов ничего после слияния вузов в них не изменилось. Проректоров стало в два раза больше, у каждого стало по два заместителя, управленческий аппарат «раздулся» до неимоверных размеров. Ни к чему хорошему эти поглощения не привели.

Бекарев Адриан Михайлович

К объединению вузов как к укрупнению я отношусь плохо, потому что крупный вуз – это плохо управляемая структура. Крупный вуз уже не ликвидируешь, не для того его укрупняли. Парадокс объединения: малоповоротливый вуз тем не менее непотопляем и устойчив.

Караман Евгений Вадимович

Почему-то подразумевается, если вузы укрупнили, то они стали лучше. Я считаю по-другому: они стали хуже, исчезает отраслевая и географическая локализация.. Другое дело, если рядом было полное дублирование направлений подготовки. Тогда интересно было бы объединить наиболее хороших специалистов этих структур. Конкуренция должна быть. Если мы в одном отдельно взятом городе все доброе соединили в одну структуру, то она стала монополистом. Это однозначно плохо.

Караман Евгений Вадимович

В течение почти 10 лет с 2002 года я был членом исполкома Европейской академической сети деканов и принял участие практически во всех её ежегодных конференциях по вопросам нового университетского управления. Два года назад я присоединился к европейской сети глав университетских администраций HUMANE. Участвуя в конференциях HUMANE, я с удивлением обнаружил, что сейчас высший слой университетских управленцев обсуждает всё те же вопросы и спорит на всё те же темы, которые мы с европейскими деканами обсуждали 10 лет назад, и которые, как мне казалось, уже должны быть приняты европейским вузовским сообществом как устоявшиеся реалии университетского управления периода инновационного общества. Вывод из этого очевидный – реформа «управленческих умов» высшего образования даже в развитых странах требует длительного периода. Сейчас к управлению европейскими университетами всё ещё приходят люди, которые сами учились и работали в условиях гумбольдтовской модели высшей школы при гарантированном государственном финансировании и, только лично сталкиваясь с новыми проблемами, они начинают вникать в новые подходы. В России, где в советский период даже гумбольдтовская модель высшей школы не была реализована, эта ситуация часто приводит к ностальгическим пароксизмам бюрократизма, когда проблемы развития университета в новых условиях пытаются решить старыми административными способами типа «поминутного» контроля выхода преподавателей на работу, созданием неадекватного бумажного делопроизводства, тотальным изъятием заработанных средств и т.п. В этом смысле участие в программе «5-100» оказывает на университеты очень серьёзное положительное влияние. Проект даёт возможность не только изучения зарубежного опыта университетского управления, но и ознакомления с лучшими управленческими практикам вузов-участников. Проект «5-100» активно стимулирует внедрение управленческих новшеств в работу университетов.

Грудзинский Александр Олегович

Ликвидирован Московский университет леса, объединен с МВТУ. Казалось бы, можно гордиться, что такой бренд поглотил в себя лесное направление. Но сегодня это очередной корпус, который пополняется другими факультетами университета им. Баумана. Точно так же Сибирский технологический университет, который готовил для Красноярска техников. Он объединился с Университетом топлива. Где логика?

Мехренцев Андрей Вениаминович

Проект «5-100» - это формирование исследовательской, международно признаваемой компоненты в деятельности вуза. И если вуз хочет у себя формировать такую исследовательскую компоненту, тогда ему это надо. Есть огромное количество вузов, которые не хотят этого делать, потому что это очень дорого, очень амбициозно, влечет огромное количество внутренних изменений. Если говорить, что проект «5-100» это и есть стратегия УрФУ, это не так. «5-100» - это возможность для УрФУ увеличить и улучшить исследовательскую компоненту в своей деятельности. И если мы такую цель ставим, значит это благо. Если мы наращиваем исследовательскую компоненту и совмещаем ее с учебным процессом, это и есть исследовательский университет, т.е. человек поступает не на образовательную программу, а в исследовательский проект учиться и учитесь, работая исследователем. Это очень серьезная трансформация.

Кортов Сергей Всеволодович

По моему мнению, изначально идея Уральского федерального университета категорически противоречит идеям проекта «5-100»: он не для этого был создан. Его предназначение изначально другое, и мы постоянно имеем проблемы из-за этого сейчас. Значит, надо от чего-то отказаться, потому что здесь не возможно выполнить и то, и то. «5-100» - это ориентация на мировой рынок и поэтому надо забыть про нужды региона и готовить специалистов для нужд мирового рынка, а не для нужд трубно-металлургической компании. Это противоречит одно другому и невозможно совмещать, с моей точки зрения.

Иванов Алексей Олегович

Уничтожение региональных вузов (слияние, уничтожение филиалов) – это плохо для города, а также для местного культурного и социального климата. От слияния и уничтожения вузы перестают обеспечивать функцию социальной поддержки, и тогда деградирует регион.

Лейбович Олег Леонидович

Инфраструктурные изменения, которые происходят по ликвидации филиалов, приводят к оскудению высшей школы, ухудшению ее дизайна. Здесь нужны не ликвидационные решения, нужны решения по оптимизации. Нужно, чтобы филиалы занимались чем-то другим, нужно создавать модели функционирования межвузовских филиалов, сетевых филиалов, которые работали бы на сеть университетов. То, что каждый университет будет держать филиал в маленьком городе, это смешно, конечно. Но как без университета в 175-тысячном городе?! На западе в таких городах функционируют свои университеты. А у нас в России образовательная инфраструктура в таких городах крайне скудная. Ликвидация такой развитой филиальности, особенно в ситуации кризиса, создает проблему доступности образования, ухудшает культурно-образовательную среду. Нужно менять политику. Не закрывать филиалы, а нужно чтобы они повышали свой статус, создавая тем самым культурно-образовательные центры в небольших городах, чтобы они из машины по зарабатыванию денег превращались в университеты, потому что их основные функции сегодня – вытягивание денег из населения и раздача дипломов. Такую систему надо ликвидировать. Но не все филиалы устроены так, их можно развернуть в правильном направлении.

Клюев Алексей Константинович

В процессе слияния вузов они теряют уникальность, самость. В то время как с экономической точки зрения – да, идет сокращение расходов. В региональной кадровой политике эти тенденции играют негативную роль, ведь если у нас будет масса одинаковых специалистов, то следующим шагом будет перепрофилирование их, в результате чего вузы снова разделятся.

Вербицкая Наталья Олеговна

Я к структурной оптимизации высшего образования (слиянию вузов) отношусь спокойно. Если это самоцель, то это глупость. Если от этого можно получить какой-то синергетический эффект или создать какой-то проект, то это возможно. Конечно, понятно, что от этого слияния 1,5 - 2 года в лучшем случае никто не будет заниматься делом, все будут сливаться. Всегда должна быть какая-то стратегия и идея. Вот мы, когда создавали федеральный университет, нам говорили: «Присоедините к себе еще Лестех». Но зачем нам присоединять, мы не понимаем, как нам работать с Лестехом. Слияние с Лестехом не укладывается ни в одну из тех компетенций, которую мы хотим в УрФУ развивать. Поэтому, если есть какая-то идея ключевая, то, наверное, в этом слиянии есть какой-то смысл, а если нет, тогда нет смысла сливания.

Кортов Сергей Всеволодович