Магистр – это как раз продукт нелинейной образовательной траектории. На магистра придут учиться и выпускник исторического, и выпускник экономического факультетов. Они дополнят друг друга, обогатят.

Баразгова Евгения Станиславовна

У меня отношение к независимому тестовому контролю знаний студентов также как к лекарству: в разумных дозах – это очень полезно. Если же это заменяет все, то это становится вредно.

Кортов Сергей Всеволодович

Единственно эффективной формой организации научной деятельности в вузе являются проектные группы. Других форм нет. Необходимо развивать междисциплинарные проектные исследования и все исследования должны иметь практико-ориентированный характер, за исключением тех, которые сразу позиционируются как фундаментальные, мирового значения, но таких очень немного. Кроме того, необходимо интенсивно привлекать со стороны людей с их компетенциями, то есть формировать, условно говоря, проектные группы не только из своего профессорско-преподавательского состава, а с привлечением большого числа внешних специалистов.

Кортов Сергей Всеволодович

Внешняя среда изменилась очень сильно: скорость изменения технологий и скорость развития общества такова, что модель формирования конкретных знаний и навыков стремительно устаревает, и, практически, человек должен иметь некую образовательную платформу (и инфраструктура должна быть), в рамках которой он может развиваться и менять траектории своего развития. Либо сам, либо с помощью каких-то инфраструктурных элементов. С моей точки зрения, на сегодня, эти инфраструктурные элементы, помогающие конкретному человеку, не созданы. Поэтому есть две модели высшего образования: первая – модель профессиональной компетенций. Вуз дает профессию (хоть он и не может дать ее в полной мере за 4 года бакалавриата). Суть этой модели заключается в том, что вуз должен сопровождать не образовательную услугу, а жизненный цикл компетенций. Вторая модель – модель образовательной платформы. Вуз дает образовательную платформу и дальше человек идет туда, куда ему хочется и делает то, что он считает нужным. Уже не в инфраструктуре вуза, а в какой-то другой инфраструктуре.

Кортов Сергей Всеволодович

Независимый тестовый контроль знаний полезен только в той ситуации, если надо действительно жестко бороться со взяточничеством. Во всех остальных случаях профессионального отношения к делу, тест - это просто баловство. Очень трудно написать хороший тест! Кроме того, у нас каждый год его надо будет переписывать, потому что он сразу станет известным всем студентам.

Иванов Алексей Олегович

Сама по себе мобильность - это крайне важная вещь, потому что мы имеем массово дело с отрывом. Сейчас лучше стало, кстати, благодаря мобильности, в первую очередь. С отрывом, с закапсулированностью нашей региональной, да и московских, и питерских научных коллективов, закапсулированностью внутри себя. Не потому, что не читают. Конечно, читают, но они закапсулированы внутри себя и поэтому все, что они делают, они публикуют в сборниках внутри университета. Если вы что-то хорошее сделали, зачем это прятать? Сделайте так, чтобы все в мире об этом прочитали: возьмите и отправьте эту статью, чтобы ее опубликовали в зарубежном журнале, чтобы все люди прочитали об этом. Мобильность - это способ разрыва замкнутости. Когда были деньги на поездки, массово народ поехал по интересным местам: Париж, Рим, Вена, Венеция, Прага и т.д. И я стараюсь находить деньги, возможности вывозить студентов на международные конференции. У них проблемы с английским, они всего боятся, но я стараюсь их вывозить, чтобы они посмотрели другие страны, мир и разкапсулировались. После разрыва этой закапсулированности им хочется заниматься наукой. Да, это вложение денег и окупаемость у них процентов 10% всего, но все это реально потом приносит результаты, потому что те, кто остался они уже этим ядом отравлены , они начинают уровень другой видеть и понимают, что они уже могут быть вовлечены в этот мир науки при условии отдачи, своей отдачи. Они английский язык сами учить идут, их не надо заставлять. Я с этим столкнулся сам несколько лет назад, когда студенты, которые совсем не знали язык сами его выучили и стали писать статьи. Так что мобильность, это одна из краеугольных вещей, именно для разрыва, именно для того, чтобы люди осознали факт того, что мировая наука ничем нашу не превосходит (это я говорю о фундаментальной науке). Может быть зарубежная превосходит нашу науку только коммуникативностью и желанием быть в этом коммуникативном потоке, быть равноправным партнером со всеми вытекающими следствиями и финансовыми, и туристическими, и любыми другими.

Иванов Алексей Олегович

Надо понимать, когда мы говорим слово «наука», здесь есть, как минимум, три уровня: Первое то, что называется фундаментальной наукой. Она никакого прямого отношения к развитию региона не имеет, а только опосредованное, потому что это способ сохранения и развития самого квалифицированного, в смысле владения областью знания, профессорско-преподавательского состава. А присутствие фундаментальной науки – некий аттрактор для всего остального. Если на территории региона нет этого высококвалифицированного профессорско-преподавательского состава, то нет аттрактора, и не будет притяжения в этот регион. Одновременно люди, которые способны на высоком уровне заниматься наукой, привлекают деньги (обычно это деньги федеральные или других правительств в зависимости от страны – и этот приток не такой маленький). У нас в стране есть классический пример города Томска, где поступления от трех отличных вуза – это больше половины бюджета города. Как только вузов не будет, что будет с Томском? Никаких шансов на дальнейшую жизнь. Есть и другие примеры. Уральский федеральный университет тоже выступает центром притяжения в регион, в город денег, и весьма не маленьких. Второй элемент – разработка технологий – то, что называется опытно-конструкторскими работами – это некая часть фундаментального сгенерированного знания. На этом уже уровне развития техника и технологии могут быть переведены во что-то новое: технологии, технологические процессы, новые сплавы для самолетов, новые композитные материалы для автомобилей, сплавы для труб и т.д. Это может повлиять на регион, при условии, что промышленность региона готова впитывать все это. Вот здесь есть проблема. У нас промышленность всей страны к этому не готова! Я не знаю, по каким причинам. Может быть потому, что она как была монопольная, так и осталась. Может быть потому, что просто не нужно. Может быть проще купить станки за границей, поставить их и штамповать на них что-то, ни о чем больше не думая. Хотя, может быть, я не особенно прав, так как все крупные компании имею собственные научно-исследовательские и внедренческие структуры (внутри Газпрома, Роснефти, ТНК) - на свои деньги содержащиеся и занимающиеся этими технологическими вопросами. Поэтому даже если взять наш регион, у нас куча научных подразделений, которые генерируют новые разработки, но не применяют их. Но это связано не с нашим регионом, а с экономикой России вообще. И, наконец, третье, это прямые продажи этих научно-технических услуг. Как правило, это наука уже совсем прикладная. Это в Советском Союзе были прикладные институты, которые работали в какой-то отрасли и которые просто жили за счет того, что свои разработки продавали. Это повлиять на развитие региона, безусловно, может, но при условии, что им есть что продавать и есть кому покупать. Отличие уровня продаж научно-технических услуг от разработки технологий заключается в том, что первые разрабатывают, а вторые должны иметь то, что продают, т.е. у них другой показатель эффективности. Условно эти уровни науки довольно легко разделить по показателям, оцифровать. Фундаментальная наука – генератор знаний (научные публикации, монографии, публикации в престижных качественных журналах – причем и количество и качество). Разработка технологий – объекты интеллектуальной собственности (патенты, авторские свидетельства, объекты базы данных – то, что защищено авторскими правами). А продажа научно-технических услуг – это просто количество денег, которые мы получили от продажи (не обязательно патентов, но и, прежде всего, услуг).

Иванов Алексей Олегович

Самый правильный принцип построения модели высшего образования – «Учитель - Ученик», как было в Древней Греции: очень квалифицированный и заинтересованный в своей работе Учитель и Ученик, который демонстрирует, что есть смысл тратить ментальную энергию Учителю. Если такого ученика нет, то и нет смысла Учителю тратить свою энергию.

Иванов Алексей Олегович

Один из наших проректоров когда-то говорил, что самую большую угрозу классическим университетам составляют корпоративные университеты. По большому счету, здесь переучивают. И этот «хлеб» корпоративных университетов мы пытаемся отыграть. Как? Мы же не умеем учит, так, как это там делают. В корпоративных университетах учат мастера. Значит, надо привлекать в университеты кадры из экономики – мастеров, наставников, даже тех, кто на пенсии.

Бекарев Адриан Михайлович

Независимый тестовый контроль знаний полезен для обучения, относится к наиболее гуманной форме контроля оценки знаний. Повышает учебную мотивацию, устраняет субъективизм по линии взаимоотношений преподаватель-студент. Но он эффективен только для входного и текущего контроля знаний по предмету или для проверки остаточных знаний.

Чернышев Олег Николаевич