Проект «5-100» - это формирование исследовательской, международно признаваемой компоненты в деятельности вуза. И если вуз хочет у себя формировать такую исследовательскую компоненту, тогда ему это надо. Есть огромное количество вузов, которые не хотят этого делать, потому что это очень дорого, очень амбициозно, влечет огромное количество внутренних изменений. Если говорить, что проект «5-100» это и есть стратегия УрФУ, это не так. «5-100» - это возможность для УрФУ увеличить и улучшить исследовательскую компоненту в своей деятельности. И если мы такую цель ставим, значит это благо. Если мы наращиваем исследовательскую компоненту и совмещаем ее с учебным процессом, это и есть исследовательский университет, т.е. человек поступает не на образовательную программу, а в исследовательский проект учиться и учитесь, работая исследователем. Это очень серьезная трансформация.

Кортов Сергей Всеволодович

Единственно эффективной формой организации научной деятельности в вузе являются проектные группы. Других форм нет. Необходимо развивать междисциплинарные проектные исследования и все исследования должны иметь практико-ориентированный характер, за исключением тех, которые сразу позиционируются как фундаментальные, мирового значения, но таких очень немного. Кроме того, необходимо интенсивно привлекать со стороны людей с их компетенциями, то есть формировать, условно говоря, проектные группы не только из своего профессорско-преподавательского состава, а с привлечением большого числа внешних специалистов.

Кортов Сергей Всеволодович

УрФУ много раз пытался реализовать международное сотрудничество с зарубежными учебными заведениями и фирмами, но есть одна проблема: если заниматься международным сотрудничеством с учебными заведениями и фирмами зарубежных стран в сфере инновационной деятельности для того, чтоб дать студентам дополнительную образовательную возможность, тогда нет проблем, таких предложений масса: приходите, играйте в бизнес. Если Вы по серьезному хотите заниматься международным сотрудничеством с зарубежными учебными заведениями и фирмами с финансовыми обязательствами, то здесь есть проблемы. УрФУ каждый раз натыкается на разницу в законодательстве. И если ты не хочешь потерять свою разработку, то ты должен в нее вложиться. Если ты хочешь работать с зарубежными партнерами на равных, ты должен быть постоянно для них полезным. При этом вторая сторона желает обладать этим новым продуктом, технологией. А поскольку у нас не отлажена схема продажи интеллектуальной компетенции, они не понимают, что у нас покупать. А мы не можем зачастую сформулировать, что мы продаем. Вторая история, когда у нас уже есть отработанная технология и надо фактически создавать компанию на той стороне. Тогда возникает вопрос: «Что это дает вузу?» Мы до сих пор не можем сформировать нормальную финансовую модель, позицию вуза в такой ситуации. Вуз обладает людьми, которые могут разрабатывать технологии или уже разработали технологии. Партнеру проще купить этих людей. Ему вуз не нужен. Если только вуз не обладает каким-то совершенно уникальным оборудованием, и у партера просто в данный момент нет потребности или необходимости, или он не хочет покупать такое же. Тогда да. Здесь еще есть элемент для обсуждения. Но если у партнера нет необходимости в оборудовании, либо у него самого есть еще лучше, чем наше, то он говорит: «Есть профессор Иванов, который все это разработал, я куплю профессора Иванова с двумя его учениками, и незачем мне вступать в какие-то отношения с УрФУ.» А у нас нет законодательства, которое запрещало бы отпускать профессора Иванова. Хотя в американских вузах это строго запрещено. У них есть у каждого профессора три месяца в году, когда он может заниматься любым творчеством – хоть научным, хоть предпринимательским. А так – запрещено. Его выгонят просто с работы, он потеряет свою полную ставку в американском или европейском вузе, если он будет по собственному желанию работать параллельно. А у нас ни законодательства, ни такой культуры нет. Мы сейчас пытаемся разработать хоть какие-то ограничения в договоре с профессорско-преподавательским составом, ограничивающие их свободу в этой области, свободу принимать решения с кем и как работать на стороне. А иначе нет предмета для обсуждения. Особенно с китайцами. Американцы еще как-то пытаются найти, честно пытаются найти предмет для договоренностей. А китайцы даже не пытаются этот предмет найти. Им нужен профессор Иванов, больше ничего не надо. Они выйдут на него, сделают предложение, от которого профессору трудно будет отказаться. После этого профессор придет и скажет, можно я тут на полставки останусь, у меня есть очень хорошее предложение. Все!

Кортов Сергей Всеволодович

Создание инновационной инфраструктуры вуза имеет две цели: 1). Способствовать развитию у достаточно большого количества наших студентов и сотрудников предпринимательских компетенций (данная цель работает только на внутреннюю среду). 2). Генерировать новые технологии для региона. Эти две цели - два уровня. Первый уровень несет ценность для внутренней среды вуза, а второй – ценность для внешней среды. УрФУ пытается работать на втором уровне: выступает генератором новых технологий, на базе которых формируется еще и внутренняя компетентность. Значимость инновационной инфраструктуры вуза очень серьезная потому, что мы инициируем ключевые технологические прорывы в регионе, инвестиционные проекты Ядерная медицина. Ее нет в регионе. УрФУ вкладывает деньги, создает центр ядерной медицины и развивает тем самым новое направление в регионе. Есть и другие направления, в которых УрФУ выходит далеко «за рамки себя». Уровень развития инновационной инфрастуктуры зависит от того, что вуз намерен делать, где он в цепочке добавленной стоимости хочет остановиться. Инновационная культура вуза – это поощрение преподавателей и студентов, зарабатывать на наукоемкой, интеллектуальной деятельности, т.е. поощрение зарабатывать. Если считается, что какой-то инновационный образовательный продукт востребован, то инфраструктура должна помогать: ты должен точно знать, куда ты пойдешь со своей новой идеей, чтоб тебя приняли, помогли деньгами, ресурсами и т.д. С этим не достаточно хорошо, я считаю. Здесь огромное поле для развития, потому что это новая культура для университета. Она вообще новая для экономики, а для университета она тем более новая потому, что Университет у себя ее никогда не культивировал. Для того, чтоб инновационная культура развивалась, нужно сформировать модель предпринимательского Университета. Для этого существует четкая модель предпринимательского типа, она не наша, а европейская, американская. Она формируется на всяческом поощрении и культивировании предпринимательской активности внутри университета среди студентов и преподавателей. Условно говоря, значимость того, что ты написал статью в Web of Sience и значимость того, что ты создал новый продукт и его продаешь – неравнозначны. У нас пока статья оценивается и культурно, и финансово гораздо выше, чем то, что ты сделал продукт. УрФУ пытается работать в очередной раз по развитию технопарка университета с Правительством Свердловской области, чтоб не создавать своей домашней инфраструктуры, потому что это просто финансово очень затратно и необходимо консолидировать общие усилия, создавать общую для всех вузов региона инфраструктуру. На сегодня это проблема. УрФУ сегодня может обеспечить сопровождение не больше 5 – 7 проектов. Инновационная культура строится на инновационной инфраструктуре. Если Вы хотите получить культуру, то две вещи всего надо: время (любой культурный код формируется 7 – 10 лет) и достаточно массовое вовлечение людей в эту деятельность, а для этого нужна инфраструктура и, соответственно, ресурсы. Я считаю, что для УрФУ 20 – 30 проектов в год и 1500 тысячи человек с идеями в начале инновационного пути оптимально, для того, чтоб в течение 7 – 10 лет сформировалась предпринимательская культура. Одна из главных проблем развития инновационной активности, на мой взгляд, это отсутствие заказа бизнеса. Если бы был заказ бизнеса, это бы было и развивалось само. Инновационная активность российского бизнеса (в силу огромного количества причин) очень низкая. На протяжении последних 25 лет инновационная активность российского бизнеса базируется на импорте технологий. Следовательно, разработчики внутренних технологий не нужны. А нет заказа – нет мотивации эти технологии создавать. Эту цепочку государство с 2010 года пытается разорвать, говоря об импортозамещении, создании наукоемкой, инновационной экономики, вводя кучу инструментов. Но это только с 2010 года хоть как-то началось! Это дает свои плоды, но устойчивой позиции на разработку и использование российских технологий у бизнеса пока нет. Причем, российский бизнес не формирует, а иностранный бизнес боится, потому что не видит в России инвестиционной привлекательности на долгую перспективу. Китай они используют. Россию пока не видят. Китай на внешних технологических заказах развивается. Китай уже сам становится заказчиком. Еще одна очень важная проблема развития инновационной активности - это правоприменительная практика по праву собственности. В России «черная дыра» на рынке интеллектуальной собственности. Человек, который придумал – выпадает из экономической цепочки и не является участником, получающим блага от результата экономической деятельности. Он не видит смысла заниматься этими инновационными разработками. У человека, который может придумать проект, нет мотивации это все придумывать, потому что он не верит в то, что с ним поделятся экономическими результатами.

Кортов Сергей Всеволодович

Направления инновационной деятельности исходят из документов стратегического развития региона и это все-таки экономическая деятельность. И вуз включается здесь в экономическую деятельность страны, региона, мира. Вопрос в том, в какие цепочки и в какие роли вуз включается. Мы строим в УрФУ модель, когда Вуз разрабатывает технологии, пригодные для использования в конкретной экономической деятельности. Что такое разработать технологию? Это означает полностью разработать набор стандартной документации, позволяющий любому инвестору вложить нормальные деньги, получить желаемые параметры технологического процесса для бизнеса. Это то, во что можно вкладывать деньги: это готовая продукция; готовая технология с готовой документацией; это кадры, которые могут ее реализовать; это услуги сопровождения (инжиниринговые услуги). Например, у нас сейчас есть заказ – мы разработали технологию для производства редкоземельных металлов из отходов атомной промышленности. РОСАТОМ говорит: «Я готов строить завод по этой технологии». Так вот, мы даем не сборник своих научных статей, а конкретно конструкторскую, технологическую документацию, кадровое сопровождение и инжиниринговое сопровождение. Пожалуйста, стройте завод, мы постоянно будем с Вами взаимодействовать. Следовательно, если мы хотим что-то делать для региона то, берем стратегию социально-экономического развития региона, в которой написано: «создание высокотехнологичных производств» – вуз должен инициировать создание таких производств на территории; «повышение энергоэффективности и экологической безопасности действующих технологий» – вуз должен разрабатывать конкретные технологии переработки красных шлаков для Краснотуринского завода цветных металлов; «общественное развитие» – вуз должен инициировать разработку определенных технологий, помогающих общественному развитию региона, например, технология работы с инвалидами. Хотел бы подчеркнуть, что это не только технические технологии, но и гуманитарные технологии.

Кортов Сергей Всеволодович

Наукометрия - это не метод развития науки, а это метод оценки: конкурсной, экспертной оценки квалификации, научной продуктивности того или иного научного коллектива или научного сотрудника. Сама по себе наукометрия на развитие науки никак не влияет.

Иванов Алексей Олегович

Слово «инновация» очень не понятное слово и очень емкое, разное, многогранное. В этом смысле слово «наука» легче, потому что инновация – это внедрение чего-то нового, в том числе в образовательный процесс. С этой точки зрения нет никаких направлений. Все что вы полезного разработаете, и это понадобится кому-то, те направления и надо развивать.

Иванов Алексей Олегович

Роль университета в инновационном развитии экономики часто понимается неправильно. Ни в одной стране с инновационно-ориентированной экономикой университеты не являются главными производителями инноваций, на что часто возлагают надежды в России. Подавляющее большинство инноваций в развитых странах производится высокотехнологическими компаниями, которые при этом фактически одновременно являются прикладными научно-исследовательскими организациями. Роль университетов – это подготовка кадров, способных к инновациям. В российской же промышленности до сих пор превалирует идеология неоиндустриализации или догоняющей модернизации, смысл которой состоит в импорте новых технологий. Поэтому на этом фоне университеты выглядят как центры инноваций, хотя по своей институциональной сути они не способны осуществлять масштабную поддержку производства и продвижения рыночных инноваций и, тем более, стать коммерчески успешными предприятиями.

Грудзинский Александр Олегович

Каковы, на Ваш взгляд, проблемы и перспективы реализации сетевых форм взаимодействия вузов региона • с бизнесом, отдельными предприятиями Если в регионе есть крупные предприятия и бизнес-структуры, на основе договоров о сотрудничестве, выполняя конкретные инновационные исследования. • с академическими научными центрами и школами Привлекая ученых научных центров к преподавательской деятельности (чтение лекций, руководство курсовыми и выпускными работами, диссертациями) и совместным исследовательским проектам. Проблема: совместитель меньше, чем штатный преподаватель, заинтересован в результатах своей преподавательской деятельности. Профориентационная работа преподавателей вузов в школах, проведение предметных олимпиад, конкурсов, привлечение старшеклассников к научной работе студентов. Проблема: преподаватели вузов мало заинтересованы в этой деятельности, с зарубежными образовательными учреждениями Пермский университет, как и другие вузы Пермского края, сотрудничает (обучение иностранных студентов, студенческий обмен, вторые дипломы магистратуры, лекции в ПГНИУ иностранных профессоров и наших в зарубежных университетах, защиты диссертаций наших аспирантов в зарубежных университетах, выполнение совместных НИР) со многими университетами мира. Главная сложность – поиск финансового обеспечения этих контактов. • международными фондами и некоммерческими организациями Пермские вузы регулярно участвуют в конкурсах грантов известных отечественных (например, «Фонд Потанина») и зарубежных фондов («Оксфордский фонд», «Эразмус», «Бридж» …). И у этой активности хорошие перспективы

Яковлев Вадим Иванович

Я думаю, что у нас в обществе не хватает социальных инноваций, я бы даже сказал социально-управленческих. У нас сейчас даже не учат, по-моему, боятся учить тому, что социум может быть иначе организуем. Наш социум запрограммирован на стагнацию на уровне управления. Эта проблема, конечно, не решается средствами образования, но и без помощи образования и науки, которые отметать будут тупиковые варианты, расставлять приоритеты, переломить ситуацию невозможно. Пока что функции антикризисных управляющих сведены к простой задаче – какие-то финансы «доспасти», вытащить последнее. Вот и все. А ведь задача может быть поставлена по-другому: работать с социумом, работать с депрессивными регионами, районами, городами. Всему этому нужно научить. Это одно из направлений инновационной деятельности вуза, в том числе.

Кислов Александр Геннадьевич