Сама по себе мобильность российских преподавателей – не хороша и не плоха. Мобильность и мобильность. Но вы совершенно четко должны понимать, какой результат от этой поездки вы хотите получить: академическую репутацию, включение в научное сообщество и т.д. Вообще, научная общественность – это «мафиозная история»: вы не можете нормально публиковаться, пока вы не вошли в определенную группировку, которой чаще всего заправляют англосаксы или крупные европейские университеты. Пока вы туда не вошли, вы никто и звать вас никак. Для того, чтобы туда войти, кроме научного результата, надо правильно его продвигать и продавать, т.е. участвовать в конференциях, выставках и т.д. Если у вас есть что продвигать и продавать, и вы четко понимаете, что хотите войти в профессиональное сообщество, тогда это понятно, зачем делается. А если просто пусть съездят, послушают, то это не очень хорошо. Съездить в Австралию и послушать – это 200 тысяч рублей. Я не против, чтобы ехали в Австралию послушать, но не готов за это платить 200 тысяч рублей. Если уж ехать в Австралию, надо давать более серьезные задачи, чем просто послушать. А это часто не формируется, поэтому эффективность низкая.

Кортов Сергей Всеволодович

Сама по себе мобильность - это крайне важная вещь, потому что мы имеем массово дело с отрывом. Сейчас лучше стало, кстати, благодаря мобильности, в первую очередь. С отрывом, с закапсулированностью нашей региональной, да и московских, и питерских научных коллективов, закапсулированностью внутри себя. Не потому, что не читают. Конечно, читают, но они закапсулированы внутри себя и поэтому все, что они делают, они публикуют в сборниках внутри университета. Если вы что-то хорошее сделали, зачем это прятать? Сделайте так, чтобы все в мире об этом прочитали: возьмите и отправьте эту статью, чтобы ее опубликовали в зарубежном журнале, чтобы все люди прочитали об этом. Мобильность - это способ разрыва замкнутости. Когда были деньги на поездки, массово народ поехал по интересным местам: Париж, Рим, Вена, Венеция, Прага и т.д. И я стараюсь находить деньги, возможности вывозить студентов на международные конференции. У них проблемы с английским, они всего боятся, но я стараюсь их вывозить, чтобы они посмотрели другие страны, мир и разкапсулировались. После разрыва этой закапсулированности им хочется заниматься наукой. Да, это вложение денег и окупаемость у них процентов 10% всего, но все это реально потом приносит результаты, потому что те, кто остался они уже этим ядом отравлены , они начинают уровень другой видеть и понимают, что они уже могут быть вовлечены в этот мир науки при условии отдачи, своей отдачи. Они английский язык сами учить идут, их не надо заставлять. Я с этим столкнулся сам несколько лет назад, когда студенты, которые совсем не знали язык сами его выучили и стали писать статьи. Так что мобильность, это одна из краеугольных вещей, именно для разрыва, именно для того, чтобы люди осознали факт того, что мировая наука ничем нашу не превосходит (это я говорю о фундаментальной науке). Может быть зарубежная превосходит нашу науку только коммуникативностью и желанием быть в этом коммуникативном потоке, быть равноправным партнером со всеми вытекающими следствиями и финансовыми, и туристическими, и любыми другими.

Иванов Алексей Олегович

Академическая мобильность и сетевое взаимодействие вузов для реализации научных и образовательных проектов как внутри страны, так и в мировом образовательном пространстве являются абсолютно необходимым условием развития вуза и обеспечения его конкурентоспособности. Организационно-управленческие схемы реализации сетевого взаимодействия известны. И преподаватели, и студенты, по крайней мере, ведущих вузов России готовы к такой форме деятельности. Проблема опять же заключается в финансировании. В Европейском Союзе для этих целей уже 30 лет существует программа «Эразмус». Обновлённая программа - «Эразмус Плюс» - позволяет российским студентам и преподавателям принять участие в академических обменах. Однако в этом случае речь идет об очень ограниченном по количеству круге российских участников обмена. В России же целевой программы поддержки сетевого взаимодействия не существует, а его реализация за счет других программ, собственных средств вузов и личных средств студентов не может быть масштабной.

Грудзинский Александр Олегович

Международная академическая мобильность, связанная с общением преподавателей с зарубежными коллегами, очень важна.

Вербицкая Наталья Олеговна

В том или ином виде академическая мобильность преподавателей присутствует и сейчас. Нет такого преподавателя, который работал бы в одном вузе.

Вербицкая Наталья Олеговна

В России сложно с региональной академической мобильностью. Нам проще отправить ребят в Китай, чем в соседний регион. Это связано с ментальностью. Мы к этому не привыкли.

Вербицкая Наталья Олеговна

Преподаватели нашего вуза участвуют в международных конференциях, ездят на стажировки за границу. В основном это экономисты, медики, сотрудники факультета иностранных языков. Возможно, проблема в финансировании, так как не каждый может себе позволить проживать длительное время в других странах. Проблема слабого владения иностранными языками тоже актуальна, она тормозит подобные стажировки. Развивается и академическая мобильность студентов

Елисеева Юлия Александровна

Академическая мобильность не носит системного характера, но имеет место, поскольку нормативно-правовые документы нацеливают нас на развитие академической мобильности. Другое дело, что в каждом вузе свои подходы и возможности. Бюджет нашего вуза весьма ограничен, мы не получаем финансирование из государственного бюджета, поэтому многие задумки позволить себе не можем.

Реброва Татьяна Павловна

Университетская среда обладает определенной спецификой, при этом в ней нет чего-то такого особенного, чтобы отличало университет от корпорации или компании как участника международного рынка труда. И нет необходимости в университетах делать что-то совершенно по-другому. В первую очередь, для развития следует переломить традиции отсутствия внутрироссийской мобильности. Мы можем даже не говорить о международной мобильности, здесь речь идет просто о подвижности студентов и преподавателей между университетами. Сегодня это необходимо для того, чтобы конкурентная среда развивалась, развивался сам университет в этой среде. Характерный для России экономический имбридинг постепенно меняется. С одной стороны, сегодня необходимо заниматься международным рекрутингом и пытаться перетаскивать к себе талантливые научные и педагогические кадры в открытой конкурентной борьбе. С другой стороны, нельзя не выращивать свои кадры под определенные задачи. Благодаря возможностям создавать такой баланс за счет комплекса мер, сейчас очень сильно происходит стратификация российских университетов. Только часть может создавать такие условия, благодаря в первую очередь государственной поддержке.

Бедный Александр Борисович

Наша мобильность далека от реальной мобильности. Пока основная форма академической мобильности – это научный туризм.

Вишневский Юрий Рудольфович