Профессиональное сообщество должно быть обеспокоено судьбой отечественного образования (это и наша судьба), но пока не может изменить сложившуюся ситуацию. Общественность (журналисты, блогеры, профсоюзные активисты, социально активные преподаватели, ученые) может задавать вопросы, вносить предложения, критиковать, хвалить, но изменить ситуацию в образовании, не имея законных полномочий, тоже не может.

Яковлев Вадим Иванович

Серьезный вызов для системы российского высшего образования состоит в том, что она не соответствует запросу экономики, ее ресурсы и производительность не соответствуют запросу экономики. У нас 450–500 человек с высшим образованием приходится на 10000 человек населения при реально внутреннем запросе 150–200 человек. Огромная масса людей с высшим образованием остается невостребованной. Надо либо экономику дотягивать, либо оптимизировать систему образования. Это ключевая и важная проблем, она имеет очень много последствий, в том числе снижение качества образования. На самом деле нет в стране внутренних критериев оценки качества образования, поскольку система избыточна, нет нужды оценивать. Люди с высшим образованием приходят на рабочие места, которые не требуют высшего образования, поэтому работодатели всем довольны. Не довольны работодатели в тех секторах, где реально нужно высшее образование, но таких работодателей мало.

Клюев Алексей Константинович

В Мордовском гуманитарном институте есть свои традиции и особенности. Прежде всего, мы нацелены на то, чтобы учить студентов мыслить. Наши студенты нам как дети. Мы проводим занятия не только по расписанию, каждый преподаватель открыт для индивидуальных занятий. Для первокурсников по результатам первой сессии проводим родительские собрания. Со старшими курсами тоже работаем, особенно с проблемными студентами. Приглашаем родителей, ставим их в известность о том, что ребёнок не ходит на занятия или имеет задолженности. В институте есть так называемая индивидуальная траектория, предполагающая тесное взаимодействие со студентами. Это дает свои результаты. Востребованность наших выпускников на рынке образовательных услуг одна из самых высоких в регионе.

Реброва Татьяна Павловна

Народное предприятие – вот это была бы интересная модель, она бы очень сильно развивалась. Коллектив является собственником университета. Ни кто-то один, а люди, которые здесь работают, это их собственность должна быть. Они ее должны преумножать. Уволился – тебе ничего от этого не будет. А вот если здесь работаешь – тебе что-то идет. Ведь я ничего нового не предлагал. Советский колхоз. Работай – получай!

Куцев Геннадий Филиппович

Получается, что сокращение советов, сокращение мест в аспирантуру есть благо. Если точнее, то надо реформировать советы. Например, если я хочу защищать диссертацию по социологии города, извольте собрать совет, где семь человек сами писали что-либо по социологии города и предмет знают не понаслышке. Если защищаюсь по социологии спорта, приглашайте соответствующих специалистов. Другими словами, в результате реорганизации советов необходимо создать такую систему, чтобы человек защищался только в среде экспертов. Кстати, в этом случае вопрос «сколько публикаций» значения не имеет. Пока же реформа советов идет в идиотском направлении. То, что их стало меньше, не значит, что они стали более профессиональными или более высокого качества.

Лейбович Олег Леонидович

Нелинейная модель высшего образования, конечно, нужна. Она обеспечивает гибкость, адаптивность системы. В вашей концепции есть интересное выделение сильных и слабых игроков. Ориентация только на сильных обессиливает слабых ещё больше. Региональные вузы находятся не в выигрышной позиции и по подбору абитуриентов, и по финансированию. Для слабых игроков эта неравномерность является возможностью перетягивания хотя бы части ресурсов, она будет им полезна. Однако очевидно, что при реализации этой модели большое внимание нужно уделять механизму, который бы реально это обеспечивал. Любую концепцию можно красиво построить, а когда дело дойдёт до реализации, мы увидим, что она работает точечно.

Елисеева Юлия Александровна

По моему мнению, в высшей школе менеджмент страдает на всех уровнях. Особенно это сказывается в области стыковки бизнеса и образования. Здесь нет какой-то прослойки менеджмента, представители которой занимались бы этим профессионально. Я видела интересный пример в Ярославском университете. Люди за определенную зарплату промониторили весь университет, группы ученых, их достижения, с одной стороны, все конкурсы и тендеры – с другой, т.е. спрос и предложения… Они брали на себя даже функцию создания междисциплинарных коллективов. А так, получается, что ты ездишь в командировки, тебя знают в России и за рубежом, и скорее в Барселону пригласят, чем на соседний этаж для реализации междисципланирного проекта к людям, которым это нужно, например, биологам, геофизикам. К ним ты достучаться порой не можешь. Получается, что если было бы такое подразделение, которое увязывало бы научные проекты и бизнес потребности, то ситуация бы изменилась. Эти подразделения должны заниматься не только информационной, но и юридической стороной взаимодействия с бизнесом, чтобы ученому помочь, чтобы включить работодателей в проект, потому что у каждого свой менеджмент, а это как раз среднее звено. Если бы и региональное министерство активно включилось в реализацию этой функции, то была бы возможность учитывать специфику региона. Кроме того, мне кажется, что федеральные структуры должны помогать сетевые взаимодействия образования и бизнеса поддерживать, способствовать созданию сетевых узлов. В конце концов, это на пользу и им, и нам, и региону.

Чуприна Светлана Игоревна 

Да, студенты, которые далеко, им это выгодно, они уделяют мало времени, платят небольшие деньги за свой диплом. Но когда им задали вопрос: «А как с качеством?». Все отвечают, что качество, конечно, ниже, чем у традиционной формы, но их в принципе устраивает. Дистанционные технологии выгодны с экономической точки зрения, но задача передачи знаний студенту при их использовании, как правило, отсутствует. Сегодня модель дистанционного образования вообще не даёт знание.

Заборова Елена Николаевна

Для нашего региона вызов – это усиление разрыва, потому что наш регион все больше становится купеческим регионом, а не промышленным, а высшая школа наращивает мощности подготовки именно технических кадров и технических специалистов.

Клюев Алексей Константинович

Во всем мире науку делают пост доки, молодые, только что защитившиеся. А у нас после защиты расслабляются. Как эту философию сломать, я пока не знаю. Что можно сегодня сделать для молодого ученого, если он ассистент? Зарплата нищенская, стипендия в аспирантуре составляет 3 тысячи рублей, молодым преподавателям приходится подрабатывать, а это полная нагрузка. Возникает вопрос: когда писать работу?! Иногда выдаются гранты, но раз в год, и это не решает проблему.

Банникова Людмила Николаевна

Что касается влияния профессионального сообщества на ситуацию в сфере высшего образования, то можно утверждать, что им сделало уже очень много. Этому способствуют целый ряд объединений вузов и их ректоров. В первую очередь надо назвать Российский союз ректоров, который, начиная с 90-х годов, внес решающий вклад в спасение, а затем и в развитие высшего образования. Учёные советы вузов также вносят значительный вклад в развитие университетов. Один конкретный человек просто так ни на что влиять не может. Могут влиять различные объединения научно-педагогических работников.

Грудзинский Александр Олегович

Российское государство всегда добивалось максимального успеха в условиях самодержавия. Если власть от первого лица, то она, несомненно, должна достаточно и ярко присутствовать. Правильно и то, что в современное управление вузом нужно вовлекать и научно-педагогическое сообщество, и студенчество. Это сейчас у нас есть. Мне сложно дать характеристику университетскому управлению: линейное или нелинейное, или какой-то гибрид, за которым стоит будущее. Это связано с тем, что свобода русским человеком довольно неоднозначно воспринимается. В связи с этим самый оптимальный вариант, на мой взгляд, – некий гибрид.

Капитонов Иван Владимирович

К критериям нелинейной модели высшего образования я бы еще отнес открытость информационных потоков. Сегодня преобладает линейное управление, оно основано на закрытости этих потоков, на односторонности. Существуют клапаны, обратная связь не налажена. Необходимо одним из принципов или целей ставить достижение открытости, но не только информации, касающейся процесса образования, содержания, технологий, рейтингования, но и всей другой информации. В том числе информации, которая детальнейшим образом характеризует функционал управленческих органов.

Осипов Александр Михайлович

К отсроченным рискам системы высшего образования относятся: 1) переход от классической модели вуза к предпринимательской модели; 2) разрыв между администрацией вуза и коллективными органами принятия решений в вузе, их конфронтация; 3) отстраненность «топов» от исполнителей, «топы» слишком бегут вперед, а исполнители отстают, поэтому есть ощущение отстраненности, дистанции между «топом» и основными исполнителями.

Банникова Людмила Николаевна

Новые технологии не должны приводить к замещению лектора, превращению его в попугая, как это пытаются сегодня реализовать. Если говорить о взаимодействии преподавателя и студента, то преподаватель всегда обладает уровнем знания, который он передает, даже несмотря на то, что какой-то преподаватель нравится, какой-то нет. Новые технологии не должны нивелировать. Процесс образования, знания, не сводится к информации, потому что это не одно и то же. В связи с этим использование технологий не должно превращаться в информационное радио. Общение посредством информационных технологий не заменяет непосредственного взаимодействия с преподавателем! Это одна из основных проблем дистанционных технологий образования: когда личностный момент профессорско-преподавательского состава вообще уходит и получается максимально формализованное образование, которое сводится к передаче информации. Поэтому не будет никаких научных работников, если они (студенты) будут информацию потреблять, не получая заряда от личности педагога.

Ваторопин Александр Сергеевич

Индивидуальные образовательные траектории – один из ключевых организационных механизмов усиления ориентации студентов на знания и качественное образование. Я на него очень надеюсь, понимая, что он не сразу заработает и заработает в отношении не всех студентов, но индивидуальная образовательная траектория, если мы не будем это дело профанировать, создает шанс поставить часть студентов в позицию людей, которые сами будут создавать свое будущее, формулировать для себя собственные стратегические цели.

Клюев Алексей Константинович

Я также неоднозначно отношусь к процессам постоянной реорганизации сети диссертационных советов. С одной стороны, слабые советы, конечно, надо закрывать. А с другой стороны, как обеспечить возможность защит диссертаций успешными выпускниками аспирантуры в условиях резкого сокращения сети диссертационных советов? Особенно остро проблема с аттестацией кадров высшей квалификации стоит по ряду социальных и гуманитарных научных направлений в регионах. Рынок, на который работает аспирантура, сегодня не является исключительно академическим. Немалое число выпускников настроены на то, чтобы применять полученные при обучении в аспирантуре знания в бизнесе, на госслужбе, на производстве, - и это объективная тенденция. Кроме того, для разгрузки диссертационных советов от защит соискателей ученых степеней из среды чиновников, политиков, менеджеров высшего звена, желающих поднять свой социальный статус, следовало бы разработать дополнительную линейку степеней, подобных зарубежным DBA (доктор бизнес-администрирования) и DPA (доктор государственного управления), для тех, кто ориентирован в большей степени на практическую работу, а не на академические исследования. Получение таких степеней целесообразно проводить через защиту авторских проектов, применимых и полезных на практике, имеющих общественное значение.

Бедный Борис Ильич

Эффективное взаимодействие вуза и бизнеса возможно на уровне бизнес-инкубаторов. И то на небольшой период времени, как правило несколько лет, по прошествии которых интересы вуза и бизнеса все равно расходятся. Такие формы взаимодействия, как экспертное сотрудничество, обучение/переобучение, сопровождение инновационного бизнеса, безусловно, эффективные, существуют уже давно. Реформа образования способствует развитию связей вуз – бизнес в первую очередь за счет внедрения системы независимой оценки квалификаций, когда вуз вместе с работодателем устанавливает определенные параметры, которым должны соответствовать компетенции выпускников. Интерес бизнеса к вузу не снижается, он остается на прежнем уровне.

Вербицкая Наталья Олеговна

Академической мобильности не будет до тех пор, пока не будет унифицированных рабочих учебных планов по всем вузам, по одним и тем же направлениям и специальностям. Мобильность студентов и преподавателей – очень интересно, только трудно исполняемо. И непонятно, кто будет финансировать те же командировки преподавателя. Например, профессор приедет к нам из Санкт-Петербурга, а как его работу оплачивать? Плюс он наши ставки забирает, читает наши дисциплины. Очень много моментов, связанных именно с финансированием. То же самое про студентов, например, поехали 20 человек студентов в другой вуз… дорога, проживание, питание, сколько времени они там могут находиться? Кто будет это оплачивать? И как?

Колесников Сергей Иванович

На текущем этапе помощь региона вузам реализуется через гранты, которые разыгрываются на региональном уровне. Каждый вуз может их выиграть. На данном этапе только такая форма возможна. Вопрос о том, чтобы частично перевести образование на региональный уровень, по крайней мере как в США, у нас пока не стоит, мы к этому не пришли. Если бы часть вузов отдали в местные бюджеты, их бы просто закрыли. У нас был свой институт местного подчинения, они готовили айтишников для системы общего образования, им была отдана функция переподготовки учителей. В какой-то момент регион сказал, что денег нет, и его закрыли. Хотя были штатные преподаватели, сложились традиции. Сейчас школьным учителям этого образовательного учреждения не хватает. Переподготовку проводят по-другому. Министерство образования объявило грант, 300 человек переподготовили. Но грантовая система – латание дыр.

Русаков Сергей Владимирович 

Я очень положительно отношусь к развитию дистанционных форм образования в вузах, потому что считаю, что, действительно, надо переносить часть образовательной деятельности на формат самообучения, освобождая профессорско-преподавательский состав для более сложных задач. Я искренне считаю, что читать просто высшую математику профессору ни к чему. Я считаю, что профессор может для того, чтобы зажечь у студентов интерес к математике, прочитать авторский курс высшей математики. Но если вы просто хотите передать определенный уровень знаний, то для этого совершенно не нужен профессор, для этого нужен опытный педагог-математик. И совершенно не обязательно преподавателю сидеть и смотреть на студента глаза в глаза. Сейчас технологии такие, что это вполне можно сделать дистанционно. И я считаю, что это повышает эффективность образовательной деятельности, это улучшает экономику, если ей правильно пользоваться, и высвобождает кадры для реализации более сложных задач.

Кортов Сергей Всеволодович

Наша система образования очень неповоротливая, она не может идти за реальными потребностями. Пока такой дисбаланс существует в стране в целом, мы тоже не можем продвинуться вперёд.

Елисеева Юлия Александровна

Первый принцип – автономия вуза с учетом того, что внутри структура должна быть федеративной. Предполагается, что сообщества всех нижележащих уровней должны обладать всеми правами, включая кафедры. Второй – это вузовское самоуправление. Конечно, с участием государства, причем чем доля государства больше, тем лучше. Но все-таки аккредитационные вопросы, проверки и сами принципы, регулирующие отношения вуз-государство, – должны иметь государственно-общественный характер.

Скоробогатский Вячеслав Васильевич

Проектное обучение – вещь очень перспективная, позволяющая мотивировать ребят на инженерный труд. Но это очень затратная вещь с точки зрения материальной базы. Недостаточно просто делать что-то руками, необходимы специальные аудитории, лаборатории. Мы создали такую лабораторию, в которую вложили 60 млн, она оснащена станками, 3D-принтерами, хорошим программным обеспечением, компьютерным классом, загружена потенциальными возможностями. Но это одна лаборатория, ее пропускная емкость 50 человек. Технология хорошая, перспективная, сейчас ее пытаемся развить, продвинуть. Есть формы и более мягкие, когда не доходят до процесса изготовления.

Ребрин Олег Иринархович

Свобода организаций, учреждений, включая высшую школу, может быть только очень условной. Понятие слова «свобода» в России вообще как-то трудно приживается. Ведь когда человек свободен, он и делает больше, и результаты его деятельности повеселее, чем при некой известной зажатости и регламентах.

Капитонов Иван Владимирович

Проблема российского высшего образования в усиливающейся дифференциации внутри системы по нескольким векторам. Во-первых, региональный вектор – это обезлюживание и уменьшение ресурсов региональных образовательных систем высшего образования. Сегодня в значительной степени механизмы финансирования заточены на поддержку лидеров, а лидеры дислоцируются в основном в столицах – первых, вторых, третьих, четвертых, пятых… Во-вторых, студенты становятся более мобильными, лучшие студенты уезжают из своих регионов. Остается профессура. Профессура – такая каста, которая привязаны к месту сейчас, к работе, по большому счету университеты начинают охоту за профессорами. Университеты становятся разными, университеты перестают быть равноправными участниками, они начинают дифференцироваться по уровню, по статусу, по качеству образования. Система перестает быть однородной, при этом мы остаемся одной из самых централизованных образовательных систем в мире.

Клюев Алексей Константинович

Для поддержки даже пилотного эксперимента, безусловно, необходима организационная структура. В этом смысле я помню из истории педагогики, что сильные результаты, позитивные результаты в советской школе были заложены в ее принципах организации, когда была весьма влиятельной и массовой практика учительских, педагогических собраний. Они проводились не как сейчас, как парадная отчетность перед департаментом, а проводились ежеквартально и имели вес с точки зрения значимости и легитимности их решений от уездов, от губернских собраний и выше. Тогда была выработана практика дискуссий, в ходе которых удавалось выработать решение. Для поддержки такого рода пилотного проекта и для развития эффективного управления необходимо восстановление общественного характера управленческой вертикали. Его нет сегодня. На нас давят. Необходимо признать факт чудовищного противоречия всем строительным параметрам численности управленческого персонала. Также необходимо признать и доказывать факт, что вопреки законодательству в нашей системе образования управление не носит общественный характер. Попечительские советы эту функцию, к сожалению, не реализуют.

Осипов Александр Михайлович

Мы в сегменте среднего и низкого уровня подготовки по многим причинам. Модернизация образования не могла не сказаться на его качестве. Высшая школа стала очень доступна, в нее заходят теперь 100 % выпускников школ. Два фактора – снижение исходного материала и снижение корпоративных стандартов, требований в самой среде профессорско-преподавательского состава и уровня требований к этой среде.

Клюев Алексей Константинович

В идеале нелинейность должна внедряться сверху органами власти. На самом же деле у нас обратный процесс, инициатива идет снизу. Это менее эффективный и более долгий путь, когда академическое сообщество пытается лоббировать свои интересы с позиций оптимальной организации высшего образования. Мы сейчас связаны бюрократией, и от господствующей линейности никуда не деться.

Елисеева Юлия Александровна

Если брать ресурсность российских университетов, мы, конечно, проигрываем по сравнению с европейскими, а тем более американскими университетами. Как говорят, по одежке встречают. Это я об интеграции в мировое образовательно пространство. В данном случае одежка-то у нас бедноватая. Как в рассказе Салтыкова-Щедрина «Мальчик в штанах и мальчик без штанов» - немецкий мальчик в штанах, а русский без штанов. В таких условиях мы естественно не можем конкурировать, встраиваться в неравные конкурентные отношения. А конкуренция жуткая. Я считают, что наша система высшего образования гибнет, потому им «помогают» и американские, и европейские вузы. Американцы величественно навязывают: вот, мол, как надо жить, так-то и так-то. Помнится мне одна турчанка, которая чуть в драку не полезла к американке на одной из конференций: «Вы разрушили в России нормальную систему образования. И сейчас пытаетесь навязать свои стандарты!». Черкесское-то седло нашей «корове» не подходит. Кроме того вхождение в открытое пространство требует поддержки в своем национальном. А ее нет: свои же конкуренты «давят» сбоку, сверху. У нас есть серьезные конкурентные преимущества, на них может быть и надо напирать, сопротивляясь болонским и другим подобным требованиям.

Бекарев Адриан Михайлович

В целом, на мой взгляд, сообщество преподавателей должно участвовать в развитии высшей школы, но вопрос же всегда в деталях: в какой форме и каким образом. Моя позиция следующая: в условиях изменений, в которых мы сейчас, массовое участие педагогического сообщества в управлении вузом, вредно. Потому, что массовый человек по своей природе противник любых изменений. Если вы начинаете менеджмент изменений, вы не можете базироваться на демократических принципах (голосовании и массовом участии), но для этого всегда нужно активное ядро. Вот участие вот этого активного ядра должно расширяться, а массовки вредны.

Кортов Сергей Всеволодович

Во-первых, мировое сообщество нам навязывает сегодня, в ряде случаев, науку сделать прикладной. Теория вообще рассматривается не как что-то, что нужно развивать, а как что-то ненужное. Прикладной аспект чрезвычайно гипертрофирован. Во-вторых, при попытках включиться в международное профессиональное сообщество сталкиваешься с чрезмерной формализацией науки: когда пишешь статью для Web of Science, ты должен максимально формализовать текст. Но если для технических наук это более или менее возможно, то для гуманитарных это неприемлемо. И, как следствие, выхолащивается содержание. Рационализация науки, которая идет с Запада, очень часто приводит к очень формализованным вещам, формальная логика господствует над всем, а в гуманитарных науках это вообще не допустимо.

Ваторопин Александр Сергеевич

Во всех регионах согласно реформам высшего образования примерно одна ситуация. Рыба гниет с головы. Идет тотальное разрушение всей системы в разной степени.

Заборова Елена Николаевна

Методология нового формата инженерного образования – результаты обучения. Она на западе достаточно интенсивно развивается и эффективно работает. И в наших вузах тоже есть. Но мы эту модель проскочили, перешагнули, когда ввели компетентностный подход, усложнили все через эти компетенции, ушли от реальных результатов, которые можно достичь и проверить. Компетенции – это не только профессиональные знания, умения и навыки, но и личностные характеристики, личностный срез. Не всегда есть возможность достичь этого за время обучения в вузе. Результаты обучения – это проекция, это не антитеза компетенций, но это то, что ты должен знать, понимать и в состоянии продемонстрировать, обучаясь в вузе. Это мы должны гарантировать, это относится к программам. Вот здесь первый краеугольный камень. Надо перестраивать подходы к формализации образовательных программ, у нас в вузе написано много формальных бумаг по этому поводу.

Ребрин Олег Иринархович

Первая проблема – институт, работающий на свое собственное воспроизводство. Получение соответствующего диплома не гарантирует ни перспектив, ни статуса. Вторая проблема – вузы как социальные убежища для школьников, которые не готовы выходить на рынок труда. Третья проблема – это бюрократизация системы образования. Четвертая проблема – жуткая зависимость преподавателя от администрации. Автономия вузов уже не существует. Мы фактически сталкиваемся с крепостным правом. Лишенный самостоятельности преподаватель, ожидающий поблажек и наказаний от начальства, подчиняющийся формальным требованиям и только им.

Лейбович Олег Леонидович

В настоящее время в управлении институтом участвуют коллегиальные органы управления, в состав которых входят и представители студенчества. В Мордовском гуманитарном институте функционирует коллегиальный орган студенческого самоуправления – студенческий совет, члены которого являются членами Учёного совета. Учёный совет института – это коллегиальный орган, и мы принимаем вопросы коллегиально, причём некоторые вопросы путём тайного голосования, некоторые – открытым.

Лушенкова Наталья Ивановна

Понимание своего «невеличия» в научном пространстве фрустрирует многих ученых сегодня. Многие понимают, что они совсем не ученые и идут в хвосте, отстают от всех трендов. Это риск профессии.

Клюев Алексей Константинович

Инновационная социальная деятельность – это старая беда, работа без участия экспертов. Результаты работы консультативных советов падают в никуда, никому особо не интересны. Выводы экспертов принимаются только в том случае, если они совпадают с изначальным мнением власти для подкрепления административных решений. Первая задача – создание экспертных советов, обладающих реальными правами и ответственностью. Возникает проблема вписать их в иерархию власти. Вторая задача – вопрос автономии. Экспертное сообщество должно быть сетевым проектом.

Лейбович Олег Леонидович

Все-таки многое зависит от директора филиала или ректора высшего учебного заведения. Если душа болит у тебя обо всем, ты знаешь, как это все должно быть, то и линейности будет меньше. Я человек достаточно открытый, у меня нет часов приема для сотрудников и студентов. Они в любое время могут ко мне зайти. У нас есть «Стена плача» – стенд, на который любой может написать свои замечания и предложения. Я шучу иногда, у нас в мире всего две стены плача: одна в Иерусалиме, вторая у нас. Такая «стена» нужна для обратной связи с людьми.

Капитонов Иван Владимирович

Существуют традиционно сложившиеся формы финансирования, которые, в принципе, работают, например, выделять небольшие деньги под конкретные проекты. Так, мы провели форум, несколько конференций, нам выделил местный бюджет несколько сот тысяч рублей, но опять же мы писали заявки, обосновывали. Сейчас я вижу этот способ самым оптимальным в условиях дефицита бюджета. Регионы оказывают определенную помощь студентам. У нас есть система, которая предназначена для удержания лучших абитуриентов, чтобы они оставались здесь. Если у абитуриента естество-научного факультета 225 баллов и выше, а гуманитарного 240 и выше, то он получает 5 тысяч рублей каждый месяц. В Москве нет таких стипендий. Второе, это проект губернаторской доплаты ведущим профессорам. Чтобы получить ее нужно соответствовать многим критериям, но в университете 200 профессоров получают дополнительно 40-50 тыс. руб. Вот вторая схема, по которой регион как-то влияет на высшее образование. Третий региональный проект - создание малых инновационных предприятий при вузах под венчурные исследования. Определенное время был запрет, и вузы не могли быть соучредителями коммерческих организаций. Этот закон был снят специально. Цель этих предприятий – сделать связь науки и бизнеса более тесной. Предприятия стали как-то развиваться, у них определенные налоговые льготы и прочие экономические преференции. Кроме того, вузы традиционно работают по договорам с бизнесом. Динамика заключения этих договоров не спадает. В технические вузы, где инженерная работа, привлечены большие средства за счет договоров.

Русаков Сергей Владимирович 

Одна проблема высшей школы возникает из-за того, что у нас управленческая структура является перевернутой пирамидой. Управленческий аппарат давит бумажным геноцидом, на который ругаются везде.

Осипов Александр Михайлович

Сегодня самое уязвимое звено в этой системе – это преподаватель. Он оказывается самым эксплуатируемым человеком, потому что власть давит на всех уровнях на кого только может давить.

Готлиб Анна Семёновна

Докторантура и аспирантура – это воспроизводство кадров для науки и образования. В той степени, в которой нам нужно воспроизводство этих кадров, в такой степени я вижу развитие докторантуры и аспирантуры. Для того, чтобы вузу получить государственную аккредитацию, необходима 60% остепененность. Это минимальное требование. Если мы просто выполняем аккредитационный показатель, тогда в этих рамках она и должна развиваться, больше ничего не надо. Если вы хотите родить новое научное направление и получить систему воспроизводства кадров в этом новом научном направлении, тогда вам надо создавать диссертационные советы по новому направлению. Для того, чтобы развивать это, нужна стратегия. Если вы хотите, действительно, развивать какие-то новые направления в науке, для которых нужны кандидаты наук и доктора, это другой вопрос. Да, в последнее время диссертационные советы сокращаются. А кто принимает решение, что этот Совет нужен? Мы сами? А для чего? Чтоб занять десяток докторов наук, которым нечем заняться. Вот пока эти десять докторов наук не сформулируют вот эту конечную стратегическую цель для российского государства, а не для себя лично, чтобы им было, где заседать, развития не будет.

Кортов Сергей Всеволодович

Министерство давит на директоров институтов, те давят на декана, декан давит на заведующего кафедры, последний на преподавателя – вот она цепочка. В итоге страдает, конечно, преподаватель.

Готлиб Анна Семёновна

Ключевая стратегическая цель развития вузов – снова стать университетами. Стратегическая цель университета – четко выработать стандарты, требования для каждого уровня образования, избежать завышенных требований к каждому. Текущий уровень образования – это уровень не профессионального образования, а уровень общего высшего образования. Магистратура мало чем отличается от бакалавриата – это неправильно.

Клюев Алексей Константинович

Я считаю, что нужно поменять структуру научных конференций. Большие конференции постепенно уходят в прошлое, нужно не количество, а качество. Например, на «круглом столе» можно представить свои результаты, договориться о сотрудничестве. Презентационные конференции могут быть полезны для установления связей, а также для научного туризма.

Банникова Людмила Николаевна

Слово «инновация» очень не понятное слово и очень емкое, разное, многогранное. В этом смысле слово «наука» легче, потому что инновация – это внедрение чего-то нового, в том числе в образовательный процесс. С этой точки зрения нет никаких направлений. Все что вы полезного разработаете, и это понадобится кому-то, те направления и надо развивать.

Иванов Алексей Олегович

Идеальной модели нет, потому что ее не существует. Точкой роста университета должно являться и является его лидерство в региональном социально-экономическом развитии. Каждый университет очень тесно связан и интегрирован с регионом. В России важно ориентироваться именно на потребности региона в области подготовки кадров, а также в области совместного действия с предприятиями. Только при этих условиях университет может стать сильнее, в том числе и в глобальном мире. В нашей стране взаимодействие с регионом и связанные с ними региональные вопросы − это приоритетные очевидные вещи. Умные регионы понимают, что высшее учебное заведение является источником роста региона в целом, поскольку они формируют будущее для региона в виде конкретных людей, студентов, выпускников, в виде технологий, научных изысканий, в виде каких-то конкретных практических результатов, в том числе развития патриотизма среди населения. Все вышеперечисленное традиционно и в едином комплексе связано именно с университетом.

Бедный Александр Борисович

Направления инновационной деятельности исходят из документов стратегического развития региона и это все-таки экономическая деятельность. И вуз включается здесь в экономическую деятельность страны, региона, мира. Вопрос в том, в какие цепочки и в какие роли вуз включается. Мы строим в УрФУ модель, когда Вуз разрабатывает технологии, пригодные для использования в конкретной экономической деятельности. Что такое разработать технологию? Это означает полностью разработать набор стандартной документации, позволяющий любому инвестору вложить нормальные деньги, получить желаемые параметры технологического процесса для бизнеса. Это то, во что можно вкладывать деньги: это готовая продукция; готовая технология с готовой документацией; это кадры, которые могут ее реализовать; это услуги сопровождения (инжиниринговые услуги). Например, у нас сейчас есть заказ – мы разработали технологию для производства редкоземельных металлов из отходов атомной промышленности. РОСАТОМ говорит: «Я готов строить завод по этой технологии». Так вот, мы даем не сборник своих научных статей, а конкретно конструкторскую, технологическую документацию, кадровое сопровождение и инжиниринговое сопровождение. Пожалуйста, стройте завод, мы постоянно будем с Вами взаимодействовать. Следовательно, если мы хотим что-то делать для региона то, берем стратегию социально-экономического развития региона, в которой написано: «создание высокотехнологичных производств» – вуз должен инициировать создание таких производств на территории; «повышение энергоэффективности и экологической безопасности действующих технологий» – вуз должен разрабатывать конкретные технологии переработки красных шлаков для Краснотуринского завода цветных металлов; «общественное развитие» – вуз должен инициировать разработку определенных технологий, помогающих общественному развитию региона, например, технология работы с инвалидами. Хотел бы подчеркнуть, что это не только технические технологии, но и гуманитарные технологии.

Кортов Сергей Всеволодович

Сегодня многие страны помогают своим лидерам укрепить позиции в глобальном научно-образовательном пространстве. «5-100» – хороший проект. Но нет понимания сроков, что это длительный процесс, в котором нельзя ждать быстрых результатов. Во-вторых, формализация всех показателей становится целью. Чего мы хотим?! Мы хотим достижения целевых показателей или мы хотим перепозиционирования университета?! Это риск подмены реальных стратегических целей, а стратегическая цель – это повышение конкурентоспособности. Идет подмена индикаторами. В большинстве случаев – это мусорные публикации, дутые цифры иностранных студентов, дутые объемы НИР, НИОКР. Это есть в практике всех университетов, которые участвуют в проекте, все они имитируют результаты. Имитационность очень вредна. Противоядие против этой болезни не выработано. В университете нет реальной экспертизы, это влияет на перспективу имитации результатов. Нужна экспертиза, которая бы отделяла формальную и имитационную деятельность от реальной деятельности. Экспертиза должна быть постоянной, а также должны быть оценки степени имитации.

Клюев Алексей Константинович

Очень перспективное направление. Уже сейчас мы реализуем проект совместно с исправительными колониями, откуда молодые люди выходят не просто осужденными, они выходят студентами и имеют больше шансов на адаптацию.

Вербицкая Наталья Олеговна

Я думаю, что у нас в обществе не хватает социальных инноваций, я бы даже сказал социально-управленческих. У нас сейчас даже не учат, по-моему, боятся учить тому, что социум может быть иначе организуем. Наш социум запрограммирован на стагнацию на уровне управления. Эта проблема, конечно, не решается средствами образования, но и без помощи образования и науки, которые отметать будут тупиковые варианты, расставлять приоритеты, переломить ситуацию невозможно. Пока что функции антикризисных управляющих сведены к простой задаче – какие-то финансы «доспасти», вытащить последнее. Вот и все. А ведь задача может быть поставлена по-другому: работать с социумом, работать с депрессивными регионами, районами, городами. Всему этому нужно научить. Это одно из направлений инновационной деятельности вуза, в том числе.

Кислов Александр Геннадьевич

Университетская среда обладает определенной спецификой, при этом в ней нет чего-то такого особенного, чтобы отличало университет от корпорации или компании как участника международного рынка труда. И нет необходимости в университетах делать что-то совершенно по-другому. В первую очередь, для развития следует переломить традиции отсутствия внутрироссийской мобильности. Мы можем даже не говорить о международной мобильности, здесь речь идет просто о подвижности студентов и преподавателей между университетами. Сегодня это необходимо для того, чтобы конкурентная среда развивалась, развивался сам университет в этой среде. Характерный для России экономический имбридинг постепенно меняется. С одной стороны, сегодня необходимо заниматься международным рекрутингом и пытаться перетаскивать к себе талантливые научные и педагогические кадры в открытой конкурентной борьбе. С другой стороны, нельзя не выращивать свои кадры под определенные задачи. Благодаря возможностям создавать такой баланс за счет комплекса мер, сейчас очень сильно происходит стратификация российских университетов. Только часть может создавать такие условия, благодаря в первую очередь государственной поддержке.

Бедный Александр Борисович

Независимый тестовый контроль знаний полезен для обучения, относится к наиболее гуманной форме контроля оценки знаний. Повышает учебную мотивацию, устраняет субъективизм по линии взаимоотношений преподаватель-студент. Но он эффективен только для входного и текущего контроля знаний по предмету или для проверки остаточных знаний.

Чернышев Олег Николаевич

Неравенство интеллектуального ресурса в профессиях справедливо. Неравенство оплаты труда профессионала, исходя из оценки интеллектуального ресурса, справедливо. Раз оно справедливо, значит оно может быть внутренним источником развития. Если я вижу, что мой сокурсник получает в пять раз больше меня, в будущем я сделаю все для того, чтобы в конкуренции не погибнуть. Активность для этого нужна. Это внутренний источник.

Баразгова Евгения Станиславовна

К сожалению, наша исполнительная власть не понимает важности вузов и никак их реально не поддерживает (на словах-то да). По-моему, УрФУ никакой реальной поддержки от исполнительной власти региона не получает. Но если сравнивать с Татарстаном или Якутией, или даже с Архангельском (при условии, что Архангельск – это убитый экономически регион), там это взаимодействие с властью есть. Считается, что в Свердловской области и так все хорошо…

Иванов Алексей Олегович

Концепция нелинейного образования, мне думается, это очень хорошая идея, прекрасная, но боюсь, что слишком много условий против нее. Начинаем с востребованности. Ясно, что властью она не востребована, потому что власти удобно любые отношения выстраивать по собственному образу и подобию. И, собственно, образ и подобие, вся структура власти, организована линейно и достаточно жестко, когда любые горизонтальные связи прерываются, власть не соединена никак сообществом, не отвечает перед обществом, выборов практически нет уже никаких. Отвечают только перед вышестоящим начальством, то понятно, что все институты стремятся к этому же, это же воспроизводить. Я думаю, востребованность есть, в первую очередь со стороны преподавателей. Вот эти общности (студенты и преподаватели) остро ощущают, что человек в системе образования никому не нужен, преподаватель, его голос, его отношения, его позиция никому не нужна и нигде не слышна. Понятно, что это не формирует стимулы к развитию образования, повышению его качества и т. д. Преподаватель это все-таки человек, на котором держится образовательный процесс. Но сегодня этот главный субъект совершенно не востребован никем. И все системы внутри вуза, т. е. системы, предполагающие его участие, формализованы настолько, что из них выхолощена вся суть. Как все эти ученые советы, где все молчат, где все формально, так и советы при факультетах, где это тоже все абсолютно формально и нет реальных выборов, реальной правды, реальной активности преподавателя. Поэтому, конечно, преподаватель более других ощущает всю неестественность жесткой вертикали института образования.

Готлиб Анна Семёновна

Магистр – это как раз продукт нелинейной образовательной траектории. На магистра придут учиться и выпускник исторического, и выпускник экономического факультетов. Они дополнят друг друга, обогатят.

Баразгова Евгения Станиславовна

Без взаимодействия с работодателями мы никуда не придем. Для нас это методологическое партнерство, потому что мы друг друга обогащаем. Учим производственников, им надо вместить в голову все, что им необходимо. А они нам говорят, что им нужно внести с учетом того, что мы варимся в собственном соку. Некоторые преподаватели давно не бывали на производстве и читают устаревшие курсы. Здесь нужна взаимная заинтересованность. Предприятию нужны кадры, зная, что они их нигде не возьмут, тенденция брать со свободного рынка не имеет смысла, так как ничего хорошего там найти нельзя. У нас очень много партнеров, с которыми мы прекрасно работаем. Базовые кафедры, центры непрерывной подготовки – организационные формы, которые прекрасно работают.

Ребрин Олег Иринархович

Я считаю, что это отличная идея целевой подготовки, хорошая и очень здравая идея. Но она натыкается на абсолютную непроработанность каких-то формальных документов, связанных с обязательствами вуза и работодателя по отношению к студенту.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Качество высшего образования сегодня обусловлено тем, что преподаватели должны зарабатывать деньги, а не учить. Мы должны и наукой зарабатывать, и в грантах участвовать, а в сутках всего 24 часа. Преподаватели физически не в состоянии выполнить этот объем работ качественно. Кроме того, занимаясь гуманитарными науками заработать деньги нельзя в принципе. Но открытия в гуманитарном знании переоценить невозможно. Это надо понимать.

Реброва Татьяна Павловна

Создается такое впечатление, что все куда-то бегут и что-то надо каждую минуту обязательно всем делать. Реформа образования, по моему мнению, начата без четкого плана действий и четкой дорожной карты. Она концептуально противоречива и не завершена. Например, после окончания аспирантской программы мы должны присваивать выпускникам квалификацию «Исследователь. Преподаватель-исследователь», а защита кандидатской диссертации в диссертационном совете программой не предусматривается – это как бы не имеет отношения к аспирантуре. Отметим, что ни в одной стране невозможно успешно завершить третий уровень высшего образования без получения докторской степени.

Бедный Борис Ильич

Взаимодействие между работодателями и вузами, мне кажется более или менее нормальным. Оно всегда формировалось независимо от того, какие модели используются, превалируют в высшем учебном заведении: линейные или нелинейные. Каково качество подготовки специалистов? Нормальное качество. Пусть все предельно авторитарно, где ректор все решает, но если это приносит результат… В принципе в республике сформирован нормальный механизм, инструменты нормального функционирования системы высшего образования, нормальных взаимоотношений высшей власти и высшей школы.

Капитонов Иван Владимирович

Риски объединения инфраструктуры университетов в регионах, ликвидации филиалов, слияния, внутреннего поглощения – это серьезные риски. Хорошо, когда есть система крупных университетов, хорошо создавать крупные университеты, но как мы делаем слияния?! Проблема нашей высшей школы и ее отличие от западной в том, что у нас очень много моноструктур, моноиститутов, узкопрофильных институтов. Во-вторых, сегодня университеты – это очень централизованные структуры. Наше действующее законодательство однозначно позволяет выстраивать только такую модель университета, только централизованную. Ни один университет на Западе так не управляется, там больше гибкости и свободы, автономии подразделений. Это позволяет эффективно работать крупным мультикампусным системам университета. У нас это невозможно в рамках бюджетного процесса, системы вертикали управления. Это абсолютно невозможно.

Клюев Алексей Константинович

У преподавателей, наверно, поменялись ценности. Мы стали более прагматичны. Не думаю, что это риск. Просто люди знают себе цену, хотят, чтобы их труд уважали. Студенты какими были, такими и остались. А вот управленцы совсем другими стали. Это каста, которая работает сама на себя. У них свои интересы, на которые они и работают. Есть серьезный разрыв. Это опасно, это мешает.

Олешко Владимир Фёдорович

По опыту знаю, предприятия не готовы формулировать какие-то задачи перед образовательными учреждениями. А в этом случае мы не можем им что-то диктовать. Сетевое взаимодействие – хорошо, но оно опять должно быть выстроено на каких-то регламентах, которые сформировались не в течение 2–3 недель. Они должны выстраиваться на протяжении истории развития высшей школы.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Мы стремимся быть конкурентоспособными, хотя сами критерии мониторинга, на наш взгляд, являются несовершенными. Наличие этих критериев создаёт препятствия для инновационных направлений развития, которые интересны вузу. Мы гордимся традициями, которые у нас есть, и отчасти, уже развиваемся нелинейно; например, активно участвуем в проектной деятельности, понимая, что это дополнительная возможность реализовать свой потенциал .

Реброва Татьяна Павловна

Вузу все равно кого учить. Государство задает контрольные цифры приема и федеральный образовательный стандарт. Вузу плевать, кто этот абитуриент, потому что вуз, манипулируя контрольными цифрами приема и образовательным стандартом, всегда окажет образовательную услугу. Если у вас нет вот этой стратегии, связанной с качеством компетенций, которые вы даете студентам, тогда это теряет смысл, тогда это просто дополнительная нагрузка, которая совершенно ни к чему.

Кортов Сергей Всеволодович

Не надо слишком увлекаться инновациями – они должны улучшать, а не просто быть. В современном мире все очень быстро устаревает, а для модернизации учебного процесса нужны средства и должны быть готовы и студенты, и профессорско-преподавательский состав. У нас, к счастью или несчастью, все затормозилось, и мы просто отстаем, отстаем и отстаем…

Ваторопин Александр Сергеевич

Сегодняшняя система на этапе школьного образования наименее демократична. Я считаю, школьник имеет право на ошибку. Сегодня государство ему не позволяет этой ошибки, потому что он должен, будучи школьником, определиться с перечнем ЕГЭ, который ему откроет направления: гуманитарное или техническое, или юридическое и так далее.

Мехренцев Андрей Вениаминович

В настоящее время, когда стоит вопрос оптимизации расходов государственного бюджета, когда оптимизируется структура управления в государственных вузах, а небольшие частные вузы уже заняли свою нишу в образовательном пространстве регионов, они должны также иметь поддержку государства, поскольку при ограниченных ресурсах, отсутствии льгот и привилегий, финансирования со стороны эти вузы, в том числе и наш, достойно выполняют свою задачу.

Реброва Татьяна Павловна

Нельзя надеяться на то, что из любого первокурсника можно вылепить хорошего инженера. Студенты проявляют себя в эти 4 года по-разному. Часто студенты, которые не являются целевиками, оказываются более мотивированными и способными к работе на наших предприятиях. Четыре года – это слишком большой срок, чтобы постоянно наблюдать за человеком и думать, что вот он будущий наш работник.

Караман Евгений Вадимович

Ликвидирован Московский университет леса, объединен с МВТУ. Казалось бы, можно гордиться, что такой бренд поглотил в себя лесное направление. Но сегодня это очередной корпус, который пополняется другими факультетами университета им. Баумана. Точно так же Сибирский технологический университет, который готовил для Красноярска техников. Он объединился с Университетом топлива. Где логика?

Мехренцев Андрей Вениаминович

Я понимаю идею модульного принципа реализации образовательных программ, но не понимаю смысла. Модульный принцип реализации образовательных программ - это то, что связано со студенческой мобильностью: модуль здесь, модуль там и в результате нигде. В Европе нет проблем с переездами, в России расстояния несколько больше. Если даже вы отправите студента учиться на семестр в Томск, то зачем это называть словом «модуль»? Если у вас более или менее согласованы образовательные программы, то вы просто скажите: «Студент эту дисциплину прослушал в Томске…» Но тут сразу ревности возникают: «А откуда мы знаем как? Каково качество чтения дисциплины там?», т.е. есть встает вопрос доверия: мы доверяем Томску, они доверяют нам.

Иванов Алексей Олегович

При попытках сделать российскую высшую школу лучше и полезнее для социума, конкурентоспособнее и качественнее «одно лечат – другое калечат» то «лечение», которое проводит государство, имеет такие последствия, которые могут поубивать очень многое в высшей школе – хорошие традиции, персоналии, иногда не вписывающиеся в те или иные показатели. Когда показатели начинают главенствовать, а люди начинают работают ради них, то все превращается в показуху, т.е. некое извращение предназначения высшей школы. Я бы так сказал: при всех болезнях, которые были в высшей школе, серьезных в том числе, неловкое вмешательство эскулапов привело к катастрофическому состоянию пациента, и что с ним будет, говорить трудно. По сравнению с системой среднего профессионального образования положение высшей школы лучше. Вузы держатся за счет значительного кадрового потенциала, инерции, содержательных задач, которые сами по себе мотивируют и ведут. Люди настроены выполнять свои профессиональные задачи даже просто потому, что они ничем другим не хотят заниматься. Плюс энтузиазм какой-то. Высшая школа в России все же имеет потенциал быть в хорошем смысле духовной аристократией социума. Я верю в этот социальный институт.

Кислов Александр Геннадьевич

В институте проводится работа по привлечению обучающихся как равноправных партнеров образовательного процесса в группы для оценки качества образования. Обучающимся предоставляется возможность оценивания содержания, организации и качества учебного процесса в целом, а также работы отдельных преподавателей. Среди студентов проводятся анкетирование и опросы по результатам которых руководством института принимаются решения об изменении образовательной траектории обучающихся: например, вводяться новые учебные дисциплины. Для руководства института результаты исследования являются основой разработки концепции дальнейшего развития учебного заведения в целом, а также оптимизации управления качеством образования на факультетах. На наш взгляд, мнение студентов важно учитывать в процессе создания эффективного механизма устойчивого социального развития коллектива института, отражающего взаимосвязь и взаимовлияние студенческого актива, профессорско-преподавательского состава и администрации учебного заведения. Кроме того, очевидно, что подобные исследования позволяют оперативно реагировать и на потребности потенциальных абитуриентов, наиболее полно интегрировать вуз в социально-экономическую жизнь региона, способствовать продвижению положительного имиджа и повышению конкурентоспособности института в образовательном пространстве региона

Лушенкова Наталья Ивановна

Ребята, которые приходят после СПО учиться на высшее образование, во-первых, сильнее мотивированы; во-вторых, имеют практические профессиональные навыки и понимают, зачем та или иная дисциплина нужна для выстраивания карьеры. Такого не скажешь про наших школьников, которых за руку привели родители. В интернете что-то прочитали. Никакой мотивации к инженерному направлению, как правило, у них нет. Те, кто приходят из СПО, имеют, возможно, худшую базу подготовки, но они более мотивированы и не забиты ЕГЭ. Есть над чем подумать. Как все это выровнять?! Это как раз наша региональная проблема.

Ребрин Олег Иринархович

Любой вуз хотел бы работать более свободно, более творчески. Особенно наш институт, который занимается творческими специальностями. Мы находимся в жёстких рамках: 1 сентября нам пришли программы, в требованиях к которым настолько сокращена сама программа специальной подготовки, что мы не знаем, как выкручиваться. У нас есть специальные общие дисциплины, которым необходимо отводить большее количество времени. За два года магистранты лишены очень интересных курсов, которые невозможно поставить в учебный план из-за требований линейности. В связи с этим нелинейная модель у нас существует скудно, с отсутствием важных профессиональных дисциплин.

Воронина Наталья Ивановна

Вуз - работодатель Связь между вузами и работодателями – это вообще интересная и непростая вещь. Если бы работодатели платили деньги вузам за то, что ВУЗ будет обучать студентов так, как им надо, было бы прекрасно. Но у нас ведь всё по-другому. Возможно, мы сами виноваты. Возможно, вузы сами должны подстраиваться под требования работодателей.

Чернышев Олег Николаевич

Нехватка у работодателя длинных инвестиционных средств осложняет их взаимодействие с вузами. Проблемы нормативно-правовой базы, в частности, скорости согласований всех шагов взаимодействия на федеральном, региональном уровнях тоже сегодня остры. Отсутствие у работодателей гарантий стабильности является главной проблемой. Работодатель не чувствует себя стабильно в условиях кризиса, он не знает выживет ли завтра. А крупному бизнесу такое взаимодействие вообще не нужно. Он выходит на рынок, «свистит» и приходит толпа, готовая работать. Если есть какой-то живой фундаментальный экономический проект, то тогда перспектива есть, например, «Русгидро». Они были в регионе, они есть и будут. Гидростанции как функционировали стационарно, так и функционируют. Им можно для себя кадры растить. Все остальные плохо уверены в сегодняшнем дне, что уж говорить о будущем.

Заборова Елена Николаевна

Мы нередко на уровне мировой социологии работаем, а мировая социология оценивает нас по сложившимся стереотипам. Конечно, есть рецидивы и у нас, когда не хотят меняться, не хотят осваивать эти новые подходы, не хотят отказываться от сложившихся стереотипов. Лично я не вижу заинтересованности мирового научного сообщества в особой интеграции с нами.

Вишневский Юрий Рудольфович

Важная проблема – это замена профессионального выбора образовательным, т. е. выбирается не профессия, а вуз, в котором будет получено образование. Человек в вузе социализируется, а не профессионализируется.

Банникова Людмила Николаевна

Мы активно включаемся в дистанционное образование и сразу же видим его ограниченные возможности. Конечно, оно востребовано у студентов, проживающих на отдаленных территориях, это экономически выгодно и им, и вузу. Но здесь несколько взаимосвязанных проблем. 1. Отсутствие контроля (кто сидит на том конце, кто пишет работы, кто отвечает). 2. Техническое и организационное обеспечение этого процесса. Мы сами должны все материалы загружать, осуществлять техническую поддержку. На это уходит время, а результат нулевой. Наша задача – разработать методическое обеспечение, а как оно потом будет внедрено и использоваться – это работа методистов. Эта сторона учебного процесса на дистанте вообще никак не организована. 3. Низкое качество. 4. Отсутствие общения, которое нужно и студентам, и преподавателям.

Олешко Владимир Фёдорович

Ситуация с публикациями сложная. Система труда вузовского преподавателя чем-то напоминает: «Землю попашет, попишет стихи». Лекции прочитает, напишет статью. У нас все считают, что преподаватель – это многофункционал, который должен быть на все руки мастер.

Вишневский Юрий Рудольфович

К процессу ликвидации вузов, их филиалов плохо отношусь, потому что это решение «сверху». У нас в Нижнем три вуза неэффективные: пединститут (один из старейших), сельхозакадемия (тоже одна из старейших) и академия водного транспорта. И с кем их сливать? С точки зрения экономики и финансов ничего после слияния вузов в них не изменилось. Проректоров стало в два раза больше, у каждого стало по два заместителя, управленческий аппарат «раздулся» до неимоверных размеров. Ни к чему хорошему эти поглощения не привели.

Бекарев Адриан Михайлович

Вопрос сокращения штата преподавателей - это вопрос эффективности: можно выполнить работу ста китайцами или купить итальянский обрабатывающий станок. Вопрос только в том, что вы хотите получить в конце. Поэтому, если говорить об УрФУ как об исследовательском университете, нам нужны, в первую очередь, преподаватели-исследователи - преподаватели, которые проводят научные исследования, но при этом готовы реализовывать образовательный процесс. Смотрите, если какой-нибудь исследовательский центр берет специалиста, то главная его задача получить готового компетентного специалиста и загрузить его работой. Если в качестве работодателя выступает вуз, то, наоборот, он берет абсолютно некомпетентного человека и его задача – нарастить компетенции человека в процессе его работы. Вот чем вуз отличается от научно-исследовательского института. Это совсем другая история, чем просто создавать образовательные программы и читать лекции. Если человек готов развиваться в научном направлении и работать в такой среде, то он наш. Если человек говорит: «Нет, я не хочу», тогда, наверное, он более комфортные места для себя должен поискать.

Кортов Сергей Всеволодович

Чем более развит регион, тем, в целом, более высококвалифицированная и более образованная масса людей в нем живет и работает. Общее количество людей, которое может быть задействовано в высшем образовании, выше в более развитом регионе. Поэтому нам никогда не сравниться с Москвой, а Санкт-Петербургу никогда не сравниться с Москвой тоже. А Курганской области никогда не сравниться с нами. Что ни делайте, этого никогда не случиться, а случиться, если только она станет более развитой. Я всегда такой пример привожу: есть такая старая-старая компьютерная игра «Цивилизация», в которой одним из обязательных условий развития города – наличие Университета. Потому, что наличие одного или нескольких крупных университетов обеспечивает жизненную позицию всего города. Кроме того, Университет притягивает молодежь, которая не возвращается обратно в «свои регионы». Она возвращается, если только есть рабочие места. Мы ежегодно теряем самых лучших выпускников вузов, которые уезжают в Москву или другие регионы, а сегодня и за рубеж. При этом приток и сюда идет, мы компенсируем этот отток притоком из других регионов, но они чуть-чуть ниже уровнем, уже не самые лучшие. Мы громко говорим: «Мы третий город страны, у нас еще есть хорошие вузы!», поэтому шансы для развития у Екатеринбурга есть, а у маленьких регионов, таких как Курган, таких шансов нет. Да, они могут развивать фермерство или еще что-то, чтоб люди возвращались туда на работу. Взять северо-западную Сибирь, там такие рабочие места, что люди просто там живут, потому что там уровень заработка другой. Как только это закончится, что дальше? Региональный аспект нашего региона заключается в том, что большинство вузов нашего региона ориентированы на воспроизводство кадров для тяжелой промышленности. Но, необходимо отметить, что большим преимуществом Екатеринбурга является не то, что здесь тяжелая промышленность (ее сейчас в самом городе нет, а которая была, которой все хвастались -Уралмаш – главный завод страны - ее сейчас нет), а преимущество в том, что это крупнейший в стране научно-образовательный центр! И именно это главный аттрактор и денег, и людей! И люди – важней, потому что люди приносят деньги! А если людей нет, то приводите деньги, не приводите – не будет развития. И это, в сравнении с другими городами, особо важный фактор! К сожалению, у меня нет уверенности, что все это осознают (кому это положено), хотя есть регионы, в которых это видно. Та же Казань, например. Это отличный пример того, что правительство Татарстана понимает, что его главный объект развития это Казанский федеральный университет, в который вкладывается много всего. И эти вложения и сейчас отдачу дают, но самое главное, что эти вложения обеспечивают будущее. И это концептуально главное. Это то, что нас отличает.

Иванов Алексей Олегович

Формально, да: всё решает студенческий совет, об этом везде и все говорят. Но на самом деле, всё решает ректорат.

Воронина Наталья Ивановна

Все преобразования в нашей стране всегда происходят рекордными темпами. Те же самые американцы и японцы имели время для развития высшего профессионального образования. А у нас образовательные стандарты не имеют статуса поколения и устаревают раньше, чем они к нам придут. Для решения этой проблемы необходимо взаимодействие. И в этом взаимодействии важную роль должны играть работодатели. Потому что без них образовательные стандарты мы создаем для себя. Качество образования зависит от всех.

Баразгова Евгения Станиславовна

Единственный плюс дистанционного обучения – это возможности охватить большие территории, территориальная доступность, снижение издержек на командировки. Но общий недостаток любой техники – это отсутствие преимуществ личного общения; это необходимость сводить контрольные задания к тестовым, а не содержательным; это сложность персонификации авторства представляемых работ.

Вишневский Юрий Рудольфович

Безусловно, ощущается, что самые лучшие абитуриенты уезжают учиться в Москву и Санкт-Петербург. Бывает так, что наши самые сильные студенты переводятся туда, это нормальная конкуренция. Но у нас есть национальный компонент. В крупных городах сильнее преподавание базовых дисциплин, а у нас есть уникальный опыт, применимый к мордовской культуре, к другим культурам региона.

Елисеева Юлия Александровна

Уральский федеральный университет – участник программы повышения глобальной конкурентоспособности. Мы каждый год поднимаем проходной балл ЕГЭ. В этом году он составляет 72,5 балла. У нас и так нет достаточного количества абитуриентов, которые сдают физику или химию с такими баллами. Но самое печальное не в этом, а в том, что дети из регионов к нам поступить не могут, хотя эти дети имеют договоры о целевом обучении и приеме. Мы сейчас поставили барьеры везде. Наши промышленные предприятия, которые расположены в регионах, не имеют возможности обучать ребят, которые туда вернутся работать. Мало того, что возврат из Екатеринбурга таких ребят мал – 25–30 %. Для Москвы и Санкт-Петербурга эти цифры равны нулю по ряду инженерных специальностей. Ответной реакцией на эту тенденцию явилось то, что УГМК открыл технический университет, лицензировали бакалавриат. Многие предприятия не могут так решать свои кадровые проблемы, поэтому вынуждены обращаться к другим нашим вузам. Но основная инженерная подготовка сейчас ведется в УРФУ. Это региональная проблема. Одним из ответов на этот вызов будет создание опорного университета у нас в регионе. Хотя изначально, когда мы проводили конкурсы российского масштаба, было задумано, что если есть федеральный, то опорный не нужно создавать, потому что федеральный по сути своей должен решать региональные проблемы.

Ребрин Олег Иринархович

Единственно эффективной формой организации научной деятельности в вузе являются проектные группы. Других форм нет. Необходимо развивать междисциплинарные проектные исследования и все исследования должны иметь практико-ориентированный характер, за исключением тех, которые сразу позиционируются как фундаментальные, мирового значения, но таких очень немного. Кроме того, необходимо интенсивно привлекать со стороны людей с их компетенциями, то есть формировать, условно говоря, проектные группы не только из своего профессорско-преподавательского состава, а с привлечением большого числа внешних специалистов.

Кортов Сергей Всеволодович

Выстраивание образования вокруг индивидуальных траекторий студентов совершенно правильная идея, но при одном условии: если у человека есть эта траектория. Если нет образовательной мотивации, если ты не понимаешь, зачем в вуз пришел, кроме финального листка бумаги, то вся индивидуальность заключается лишь в поиске наиболее легких предметов, легких в контакте преподавателей, облегченных технологий и гарантированного результата. Все эти организационные ухищрения хороши при системных изменениях. При отсутствии системных изменений это лишь ухищрения. Кроме того, преподаватель имеет 900 часов нагрузки. Наплевать ему на все траектории.

Лейбович Олег Леонидович

У меня отношение к независимому тестовому контролю знаний студентов также как к лекарству: в разумных дозах – это очень полезно. Если же это заменяет все, то это становится вредно.

Кортов Сергей Всеволодович

Я думаю, что студенты на самом деле являются продуктом этой системы: чем более раскован преподаватель, чем меньше его не контролируют по всякой ерунде и разрешают его собственное творчество, тем эффективнее его труд и в конечном итоге студент в этом заинтересован.

Готлиб Анна Семёновна

Как обстоят дела с наукой? Все зависит от индикаторов науки. Если измерять науку в объеме привлеченных средств, оценивать финансирование за счет грантов и договоров на выполнение заказных НИР, то в гуманитарных вузах дела обстоят плохо. Государство сейчас финансирует фундаментальные гуманитарные исследования в крайне ограниченных размерах.

Бедный Борис Ильич

Преподаватели нашего вуза участвуют в международных конференциях, ездят на стажировки за границу. В основном это экономисты, медики, сотрудники факультета иностранных языков. Возможно, проблема в финансировании, так как не каждый может себе позволить проживать длительное время в других странах. Проблема слабого владения иностранными языками тоже актуальна, она тормозит подобные стажировки. Развивается и академическая мобильность студентов

Елисеева Юлия Александровна

УрФУ много раз пытался реализовать международное сотрудничество с зарубежными учебными заведениями и фирмами, но есть одна проблема: если заниматься международным сотрудничеством с учебными заведениями и фирмами зарубежных стран в сфере инновационной деятельности для того, чтоб дать студентам дополнительную образовательную возможность, тогда нет проблем, таких предложений масса: приходите, играйте в бизнес. Если Вы по серьезному хотите заниматься международным сотрудничеством с зарубежными учебными заведениями и фирмами с финансовыми обязательствами, то здесь есть проблемы. УрФУ каждый раз натыкается на разницу в законодательстве. И если ты не хочешь потерять свою разработку, то ты должен в нее вложиться. Если ты хочешь работать с зарубежными партнерами на равных, ты должен быть постоянно для них полезным. При этом вторая сторона желает обладать этим новым продуктом, технологией. А поскольку у нас не отлажена схема продажи интеллектуальной компетенции, они не понимают, что у нас покупать. А мы не можем зачастую сформулировать, что мы продаем. Вторая история, когда у нас уже есть отработанная технология и надо фактически создавать компанию на той стороне. Тогда возникает вопрос: «Что это дает вузу?» Мы до сих пор не можем сформировать нормальную финансовую модель, позицию вуза в такой ситуации. Вуз обладает людьми, которые могут разрабатывать технологии или уже разработали технологии. Партнеру проще купить этих людей. Ему вуз не нужен. Если только вуз не обладает каким-то совершенно уникальным оборудованием, и у партера просто в данный момент нет потребности или необходимости, или он не хочет покупать такое же. Тогда да. Здесь еще есть элемент для обсуждения. Но если у партнера нет необходимости в оборудовании, либо у него самого есть еще лучше, чем наше, то он говорит: «Есть профессор Иванов, который все это разработал, я куплю профессора Иванова с двумя его учениками, и незачем мне вступать в какие-то отношения с УрФУ.» А у нас нет законодательства, которое запрещало бы отпускать профессора Иванова. Хотя в американских вузах это строго запрещено. У них есть у каждого профессора три месяца в году, когда он может заниматься любым творчеством – хоть научным, хоть предпринимательским. А так – запрещено. Его выгонят просто с работы, он потеряет свою полную ставку в американском или европейском вузе, если он будет по собственному желанию работать параллельно. А у нас ни законодательства, ни такой культуры нет. Мы сейчас пытаемся разработать хоть какие-то ограничения в договоре с профессорско-преподавательским составом, ограничивающие их свободу в этой области, свободу принимать решения с кем и как работать на стороне. А иначе нет предмета для обсуждения. Особенно с китайцами. Американцы еще как-то пытаются найти, честно пытаются найти предмет для договоренностей. А китайцы даже не пытаются этот предмет найти. Им нужен профессор Иванов, больше ничего не надо. Они выйдут на него, сделают предложение, от которого профессору трудно будет отказаться. После этого профессор придет и скажет, можно я тут на полставки останусь, у меня есть очень хорошее предложение. Все!

Кортов Сергей Всеволодович

Мне нравится ЕГЭ, но заменять с помощью ЕГЭ контроль уровня интеллекта нельзя. Это сегодня потерянное поколение. Потерянное для государства, между прочим. Молодые люди не считают себя потерянными. Они потеряны для государства, потому что, когда задаешь вопросы, знают ли они историю государства, в котором живут, понимаешь, что нет, не знают. Потому что они отвечали на «да, да, нет, да». Это люди, однозначно, космополиты. Если они конечно будут знать иностранные языки. Это люди, которые будут знать очень узкую сферу деятельности, которые могут не найти сферу деятельности на территории государства и будут искать ее за границей.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Проблем высшей школы, на мой взгляд, три. Падение образовательного уровня школьников. Общая деинтеллектуализация экономической, политической и культурной жизни страны, а отсюда у студентов установка не на получение знаний, а на получение диплома. Деградация профессорско-преподавательского корпуса, явная невостребованность научного проблемного подхода в целом.

Скоробогатский Вячеслав Васильевич

Очень сложно сегодня работать в высшей школе. Те, кто остается работать в вузе из моего поколения - особые люди, которые «вольной жертвенностью» пытаются как-то сохранить достоинство и любовь к своей профессии. Преподаватель обязан выполнить свою миссию и ни в коем случае не превращаться в менеждера своей дисциплины.

Реброва Татьяна Павловна

Необходимо избежать однонаправленности развития вузов, выработать более четкую (научно обоснованную) систему критериев и целей стратегического развития. Это должна быть стратегия опережающего развития, основанная на прогнозе, на диагностике.

Вишневский Юрий Рудольфович

Дистанционное образование мы уже стали узнавать это на практике. Это когда закрываются реальные кафедры, увольняются преподаватели и предлагается с монитора изучать дисциплины. Такая форма обучения предполагает слишком высокий уровень мотивации человека перед монитором. Тот, кто эту систему разрабатывает и продвигает, совершенно нелепо заимствует различные элементы без учета культуры и психологии современного студента.

Лейбович Олег Леонидович

Если руководитель предприятия или кадрового дивизиона предприятия понимает, что он должен работать в унисон с системой образования, то он включает выпускника вуза, будь то бакалавр или магистр, в дальнейшую свою корпоративную систему обучения. Он этого бакалавра «выращивает» как специалиста конкретного предприятия. Вуз этого сделать не может, это нормальная система.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Конечно, хорошо, когда вузы получают за счет государственных программ дополнительное финансирование. Но «за бортом» остаются все остальные. Но ведь другие вузы – тоже часть системы, и перед ними также ставятся определенные задачи, но средства на их решение они должны изыскивать сами. Это ситуация неравенства, конкуренции между вузами. И не всегда она оправдана и приносит положительные результаты.

Олешко Владимир Фёдорович

Инновационность в большей степени характерна для технических и естественно-научных сфер образования. Там инновационность присутствует как на уровне формы (технологии, методы), так и в содержании (открытия). Что касается гуманитарных наук, трудно говорить об инновационности как стержне. Освоение новых технологий – это определенный этап в подготовке студентов и в профессиональной деятельности. Но эти новые технологии можно освоить за полгода, год. А содержание остается прежним, оно связано с освоением, сохранением и развитием традиций, общечеловеческих ценностей, профессииональной культуры, проверенной десятилетиями.

Олешко Владимир Фёдорович

Нынешние реформы (Фурсенко, Ливанов) конрпродуктивны. Вступление в «болонский процесс» не должно было быть таким стремительным. Мы не должны готовить кадры для Евросоюза. Массовый переход на двух- трехуровневое образование, введение ЕГЭ не диктовалось потребностями нашей страны. Одно из социальных последствий – понижение социального статуса преподавателя, профессора университета. Нивелировать допущенные ошибки трудно, но желательно их не повторять в настоящем и будущем. Опыт истории нашей страны показывает, что «адаптация субъектов к реформам» возможна. Но надо ли всех адаптировать (принуждать) к реформам с сомнительными последствиями? Желательно сократить число и административное рвение чиновников МОН. Декан, зав. кафедрой, профессор должны определять, как и чему учить по конкретному направлению (специальности), и нести ответственность за свои действия. Отечественная система образования существует много лет, имеет достаточный опыт организации, необходимые преподавательские и административные кадры. При этом необходимо сократить участие в организации образования (на всех уровнях) чиновничьего аппарата, существенно увеличить бюджетное финансирование вузов. Цели развития института высшего образования - современное профессиональное и общекультурное образование, в котором социальная составляющая должна преобладать

Яковлев Вадим Иванович

Повышение квалификации будет уходить в сторону дистанционных курсов, и общепрофессиональные дисциплины уйдут туда, то есть многие люди потеряют работу, особенно преподаватели, ряд структур закроется.

Караман Евгений Вадимович

В течение почти 10 лет с 2002 года я был членом исполкома Европейской академической сети деканов и принял участие практически во всех её ежегодных конференциях по вопросам нового университетского управления. Два года назад я присоединился к европейской сети глав университетских администраций HUMANE. Участвуя в конференциях HUMANE, я с удивлением обнаружил, что сейчас высший слой университетских управленцев обсуждает всё те же вопросы и спорит на всё те же темы, которые мы с европейскими деканами обсуждали 10 лет назад, и которые, как мне казалось, уже должны быть приняты европейским вузовским сообществом как устоявшиеся реалии университетского управления периода инновационного общества. Вывод из этого очевидный – реформа «управленческих умов» высшего образования даже в развитых странах требует длительного периода. Сейчас к управлению европейскими университетами всё ещё приходят люди, которые сами учились и работали в условиях гумбольдтовской модели высшей школы при гарантированном государственном финансировании и, только лично сталкиваясь с новыми проблемами, они начинают вникать в новые подходы. В России, где в советский период даже гумбольдтовская модель высшей школы не была реализована, эта ситуация часто приводит к ностальгическим пароксизмам бюрократизма, когда проблемы развития университета в новых условиях пытаются решить старыми административными способами типа «поминутного» контроля выхода преподавателей на работу, созданием неадекватного бумажного делопроизводства, тотальным изъятием заработанных средств и т.п. В этом смысле участие в программе «5-100» оказывает на университеты очень серьёзное положительное влияние. Проект даёт возможность не только изучения зарубежного опыта университетского управления, но и ознакомления с лучшими управленческими практикам вузов-участников. Проект «5-100» активно стимулирует внедрение управленческих новшеств в работу университетов.

Грудзинский Александр Олегович

Минобрнауки РФ традиционно устанавливает контрольные цифры приема на бюджетные места (КЦП), что не всегда состыкуется с экономическими потребностями региона. Можно рассмотреть такую схему: есть субъект федерации и есть предприятия, которые находятся на его территории. Предприятия областного подчинения подают заявку в Правительство области, в которой указываются вакансии через 4–5 лет. Это нужно для того, чтобы Правительство области оценило: каких специалистов надо готовить, в каких сферах и в каком количестве. Затем распределить КЦП по вузам области, а Минобрнауки их утвердит. Кроме того, есть предприятия федерального подчинения, у которых присутствует естественная потребность в кадрах, а черпают они эти кадры преимущественно в региональных вузах. Так как не секрет, что в Свердловскую область приезжает мало выпускников из Москвы или Санкт-Петербурга.

Колесников Сергей Иванович

Наши традиции в науке – это преемственность. Школа, ученики, учитель, вокруг которого группы учеников, которые развивают его идеи и поддерживают его. Указанная модель была эффективной, логичной, последовательной, существовала и давала хорошие результаты, в то же время модель не идеальна, всегда возникают ситуации внутреннего застоя в школе, возможно связанные с лидером школы, потому что у него есть пики активности и ее падение. От этой модели мы не должны отказываться! Но должен быть механизм саморазвития, механизм привнесения нового и свежего. В школы нужно привносить механизмы конкуренции и возможности ученикам превосходить учителей, превосходить и даже отрицать своего руководителя, не теряя преемственность со школой. Как это организационно сделать, я не понимаю.

Клюев Алексей Константинович

Для того чтобы вовлечь профессорско-преподавательский состав в научную и исследовательскую деятельность, необходимо прежде всего время, чтобы у преподавателей была возможность этим заниматься! Сейчас в ситуации формализации, постоянного введения новых стандартов, при повышении учебной нагрузки у преподавателя просто нет времени. Он же не может по ночам сидеть и заниматься наукой!

Ваторопин Александр Сергеевич

Российский студент не в состоянии выбрать индивидуальную профессиональную образовательную траекторию. То есть он ее выберет, но возникает вопрос, исходя из каких критериев состоится выбор. Будет ли выбранная траектория правильной, даст ли она ему знания? Или ему просто кажется, что по этой траектории легко получить диплом? Сегодня вуз исходит от установки, как будто к нам пришел кандидат наук. Выбор модулей – нереальная задача для выпускника российской школы.

Заборова Елена Николаевна

Нелинейная модель высшего образования должна быть, на мой взгляд, выборочной. Есть вузы, способные перейти на эту систему, а есть - неспособные.

Воронина Наталья Ивановна

У нас получилось, что отрасли ждут специалистов, а высшая школа уже давно не готовит их. Отрасль здесь, а мы пошли мимо. Взаимодействие работодателя и университета взаимовыгодно. Работодатель в этом случае понимает образовательную модель, преподаватель, который работает в вузе, понимает, что работодатель дает ему работу. И это значит, что он будет стремиться к тому, чтобы повысить свои компетенции, знакомясь с работой, выполняя какие-то научно-исследовательские работы.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Система профессиональной ориентации стала поверхностной. Наверно, есть смысл вернуться к забытому: нормальной профессиональной диагностике. Школа не занимается профориентацией, вузы тоже. Раньше это было, сейчас профориентация сводится к профинформированию.

Банникова Людмила Николаевна

На каждом курсе есть студенты, у которых горят глаза, они подходят и берут дополнительные задания, желают заниматься научной деятельностью. Проблема в том, что процент таких студентов с осознанной мотивацией очень низок, около 20 %.

Елисеева Юлия Александровна

Часто работодатель хочет минимизировать свои затраты по доучиванию выпускников, а университет часто надеется, что они будут это делать. В этом возникает противоречие. Не согласована зона ответственности за профессиональное обучение. Все западные корпорации выпускника доучивают, это нормально. Для этого специально закладывается бюджет, а у нас не хотят, считая, что заплатили налоги и этого будет достаточно. Вся ситуация в высшей школе связана с лоббизмом наших олигархов с точки зрения подготовки инженеров, которые хотят сэкономить деньги за счет бюджета.

Клюев Алексей Константинович

Мы тесно общаемся с работодателями – на семинарах, конференциях. От них слышим оценки. Они прекрасно понимают, что есть и плохие выпускники, и хорошие. Слава богу, чаще всего плохие выпускники в профессию и не идут. Получают образование и устраиваются где-то, но не по профессии. Поэтому по-настоящему мотивированные и подготовленные выпускники идут в профессиональную сферу. А если есть мотивация (которая формируется и закрепляется в вузе), то они и дальше растут профессионально.

Олешко Владимир Фёдорович

Я сомневаюсь, что все вузы согласятся. Связано это с ограничением их полномочий и с приемом абитуриентов. Каждый вуз конкурирует с другим. А в нелинейной модели они должны на предварительном этапе договориться, кто и сколько абитуриентов возьмет. Руководители вузов сейчас не пойдут на это.

Колесников Сергей Иванович

Если мы хотим, чтобы преподаватель готовил инженера, он сам должен быть инженером. Он должен быть включен в различные исследования и проекты. Мне близок образ средневекового университета: есть ученик и есть профессор, который может не только рассказать о какой-нибудь процессе. Профессор сам может запустить проект, связанный с изменением технологий, а студент в реализации проекта помогает.

Караман Евгений Вадимович

Стэнфорд и все остальное имеет такие бюджеты, которые больше, чем вся наша система высшего образования. А там один университет! А мы еще хотим рядом в рейтинге выстроиться.

Куцев Геннадий Филиппович

Крупному заказчику нужны научные разработки в полном цикле до внедрения, чтобы наши вузы вплоть до авторского надзора всё делали. Тогда это большой проект, хорошие деньги, понятный бизнесу результат.

Караман Евгений Вадимович

Концепция высшего образования, предложенная сегодня страной, сориентирована на оказание услуг, и она не отвечает потребностям общества, личности и образования. Такая концепция ориентирована на деградацию образования, а не на развитие. Содержание образования и его качество сегодня разорваны. То содержание, которое предлагается в третьем поколении государственного образовательного стандарта, мало перекликается с качеством. Главная трагедия последних 20 лет – в образовании разорваны две составляющие: обучение и воспитание. Уровень подготовки в общем образовании не отвечает потребностями сегодняшнего общества. Одна из острых проблем высшей школы – проблема бюрократизации труда преподавателей. С 90-х гг. существенен разрыв высшего образования и производства. На производство высшее образование почти не пускают. Еще одна из острых проблем – сокращение количества вузов, их слияние. Сокращение количества преподавателей и учебно-вспомогательного персонала. Следующая проблема – размер заработной платы преподавателей и учебно-вспомогательного персонала. Заработную плату преподавателя по региону свели к средней – 12 тысяч у не остепенённого учебного мастера, 15–17 тысяч у доцента и 23–25 у профессоров. Это нищенское положение, это кощунство.

Стегний Василий Николаевич

Сокращение штата преподавателей – это трагедия. Во Франции 110 инженерных вузов на 50 млн. Кол-во студентов в этих вузов составляет от 100 до 1000; до 120 преподавателей на 70 студентов (в вузе, где изучаются нанотехнологии). В вузе подготовки компьютерщиков на 1000 студентов – 1400 преподавателей. Есть ведь предел, сколько преподаватель может обработать студентов.

Стегний Василий Николаевич

В исследовании важно выявить тенденцию, куда приведут принятые решения в сфере образования. Например, сокращение сети вузов. Необходимо показать, какая была бы альтернатива. Но поскольку она существует, можно построить альтернативную модель. Вы можете называть её нелинейной, важно чтобы она действительно была своего рода прогнозом на изменение некоторых характеристик регионов. Там, где существует депрессия, которая связана именно с образованием, можно посмотреть, каким образом вашей моделью можно было бы это поправить. И чтобы не было у нас депрессивных умирающих малых городов (потому что, убрав оттуда образовательные учреждения, мы можем получить, собственно, и этот тренд), можно показать в динамике, что происходит после закрытия филиала вуза или того вуза, который там был (поскольку так исторически сложилось). Пусть он был уровня ПТУ или техникума, это не важно, потому что он играл роль не высшего учебного заведения, а «социального амортизатора», поскольку, скажем, некуда было девать молодые рабочие силы.

Штейнберг Илья Ефимович

Сама по себе мобильность - это крайне важная вещь, потому что мы имеем массово дело с отрывом. Сейчас лучше стало, кстати, благодаря мобильности, в первую очередь. С отрывом, с закапсулированностью нашей региональной, да и московских, и питерских научных коллективов, закапсулированностью внутри себя. Не потому, что не читают. Конечно, читают, но они закапсулированы внутри себя и поэтому все, что они делают, они публикуют в сборниках внутри университета. Если вы что-то хорошее сделали, зачем это прятать? Сделайте так, чтобы все в мире об этом прочитали: возьмите и отправьте эту статью, чтобы ее опубликовали в зарубежном журнале, чтобы все люди прочитали об этом. Мобильность - это способ разрыва замкнутости. Когда были деньги на поездки, массово народ поехал по интересным местам: Париж, Рим, Вена, Венеция, Прага и т.д. И я стараюсь находить деньги, возможности вывозить студентов на международные конференции. У них проблемы с английским, они всего боятся, но я стараюсь их вывозить, чтобы они посмотрели другие страны, мир и разкапсулировались. После разрыва этой закапсулированности им хочется заниматься наукой. Да, это вложение денег и окупаемость у них процентов 10% всего, но все это реально потом приносит результаты, потому что те, кто остался они уже этим ядом отравлены , они начинают уровень другой видеть и понимают, что они уже могут быть вовлечены в этот мир науки при условии отдачи, своей отдачи. Они английский язык сами учить идут, их не надо заставлять. Я с этим столкнулся сам несколько лет назад, когда студенты, которые совсем не знали язык сами его выучили и стали писать статьи. Так что мобильность, это одна из краеугольных вещей, именно для разрыва, именно для того, чтобы люди осознали факт того, что мировая наука ничем нашу не превосходит (это я говорю о фундаментальной науке). Может быть зарубежная превосходит нашу науку только коммуникативностью и желанием быть в этом коммуникативном потоке, быть равноправным партнером со всеми вытекающими следствиями и финансовыми, и туристическими, и любыми другими.

Иванов Алексей Олегович

Каковы, на Ваш взгляд, проблемы и перспективы реализации сетевых форм взаимодействия вузов региона • с бизнесом, отдельными предприятиями Если в регионе есть крупные предприятия и бизнес-структуры, на основе договоров о сотрудничестве, выполняя конкретные инновационные исследования. • с академическими научными центрами и школами Привлекая ученых научных центров к преподавательской деятельности (чтение лекций, руководство курсовыми и выпускными работами, диссертациями) и совместным исследовательским проектам. Проблема: совместитель меньше, чем штатный преподаватель, заинтересован в результатах своей преподавательской деятельности. Профориентационная работа преподавателей вузов в школах, проведение предметных олимпиад, конкурсов, привлечение старшеклассников к научной работе студентов. Проблема: преподаватели вузов мало заинтересованы в этой деятельности, с зарубежными образовательными учреждениями Пермский университет, как и другие вузы Пермского края, сотрудничает (обучение иностранных студентов, студенческий обмен, вторые дипломы магистратуры, лекции в ПГНИУ иностранных профессоров и наших в зарубежных университетах, защиты диссертаций наших аспирантов в зарубежных университетах, выполнение совместных НИР) со многими университетами мира. Главная сложность – поиск финансового обеспечения этих контактов. • международными фондами и некоммерческими организациями Пермские вузы регулярно участвуют в конкурсах грантов известных отечественных (например, «Фонд Потанина») и зарубежных фондов («Оксфордский фонд», «Эразмус», «Бридж» …). И у этой активности хорошие перспективы

Яковлев Вадим Иванович

Оценить эффективность работы ректората элементарно. Сколько Вы отчислили студентов? Сколько они семестров проучились все вместе? Сколько стоит семестр в вузе? Сколько сотен миллионов Вы потеряли? Вот и все. Вот это будет показатель. Никто даже не заикается об этом, потому что ректоратам это неинтересно.

Куцев Геннадий Филиппович

Конкуренция вузов и их дипломов - очень полезная вещь. В последние годы обсуждается вопрос о предоставлении права присуждения собственных степеней ведущим вузам страны. Эта работа идет трудно, поскольку культуры такой в России пока нет. Это совершенно иная система, поскольку в число экспертов по теме диссертации должны быть включены не аффилированные с университетом люди (именно они, а не большой диссовет, проводят защиту), и, если мы говорим о признании наших дипломов за рубежом, то среди этих экспертов обязательно должны быть зарубежные ученые. Им надо оплачивать трансфер, размещение, гонорар за рецензирование диссертации и участие в ее обсуждении. Во сколько это обойдется университету, в котором ежегодно присуждаются десятки или сотни кандидатских и докторских степеней? Это целый комплекс организационных и финансовых проблем. Пока нормативных актов никаких нет, поэтому, будет ли организовано это присуждение, понятно плохо.

Бедный Борис Ильич

Ограничение числа диссертационных советов – это полный развал. Сейчас у нас нет советов, чтобы вывести кандидата соц. наук на защиту. Мы относимся к Приволжскому федеральному округу. А здесь только в Нижнем Новгороде совет. Казанскому университету мы не нужны – они практически никого не берут. В уфимском совете тоже социально-этнический аспект играет большую роль. Можно защищаться в УрФО, но это другой регион, мы им нужны, как зайцу стоп-сигнал.

Стегний Василий Николаевич

Предприятие, прежде чем пригласить к себе какого-либо выпускника университета, смотрит, а нельзя ли пригласить кого-то более квалифицированного, а главное - более опытного.

Караман Евгений Вадимович

Если нам не дают бюджетные места, кто пойдёт на культурологию в магистратуру за такие деньги? Сейчас дети поступают к нам по результатам ЕГЭ, это не даёт возможности преподавателям пообщаться с теми потенциальными абитуриентами, которые действительно хотят учиться именно у нас. Мы просто получаем в итоге какое-то количество студентов, большинство из которых даже грамотно писать не в состоянии.

Воронина Наталья Ивановна

Управленцы всё больше и больше выстраиваются в одну вертикаль власти, для них важно выделить доминирующий тренд и подстроиться под этот тренд. Другими словами, главное не выйти из строя в рамках существующей системы. Плюс если какие-то инициативы, то они оправдывают только работу самих управленцев. Получаются бесконечные какие-то перестройки, внутри которых нет смысла…. Ещё больше работы бумажной и бюрократической для самих управленцев, то есть эта группа стала самодовлеющей, полностью оторванной от образовательного процесса. Достаточно проанализировать, кто у нас сегодня ректоры ВУЗов? Они что у нас, педагоги? Не педагоги и не учёные. Вот тебе управленцы, у них ориентация управлять, так как их учили, вот они квадратики и рисуют, оптимизируют туда-сюда.

Заборова Елена Николаевна

Одна из наиболее важных проблем, которая стоит перед нашим высшим образованием, – это разрыв с рынком труда, а значит, и разрыв с нужными потребностями региона. В нашей области происходит увеличение количества приема на технические специальности, в то время как реальными работодателями выступают сфера услуг и сфера сервиса, а промышленность сокращается. Дисбаланс усиливается мерами государственной политики. Это значит, что выпускники технических вузов приходят в сферу сервиса. Но у них нет компетенций, они не умеют ни говорить, ни общаться, нет клиентоориентированности, так как их этому не учили.

Клюев Алексей Константинович

Создание инновационной инфраструктуры вуза имеет две цели: 1). Способствовать развитию у достаточно большого количества наших студентов и сотрудников предпринимательских компетенций (данная цель работает только на внутреннюю среду). 2). Генерировать новые технологии для региона. Эти две цели - два уровня. Первый уровень несет ценность для внутренней среды вуза, а второй – ценность для внешней среды. УрФУ пытается работать на втором уровне: выступает генератором новых технологий, на базе которых формируется еще и внутренняя компетентность. Значимость инновационной инфраструктуры вуза очень серьезная потому, что мы инициируем ключевые технологические прорывы в регионе, инвестиционные проекты Ядерная медицина. Ее нет в регионе. УрФУ вкладывает деньги, создает центр ядерной медицины и развивает тем самым новое направление в регионе. Есть и другие направления, в которых УрФУ выходит далеко «за рамки себя». Уровень развития инновационной инфрастуктуры зависит от того, что вуз намерен делать, где он в цепочке добавленной стоимости хочет остановиться. Инновационная культура вуза – это поощрение преподавателей и студентов, зарабатывать на наукоемкой, интеллектуальной деятельности, т.е. поощрение зарабатывать. Если считается, что какой-то инновационный образовательный продукт востребован, то инфраструктура должна помогать: ты должен точно знать, куда ты пойдешь со своей новой идеей, чтоб тебя приняли, помогли деньгами, ресурсами и т.д. С этим не достаточно хорошо, я считаю. Здесь огромное поле для развития, потому что это новая культура для университета. Она вообще новая для экономики, а для университета она тем более новая потому, что Университет у себя ее никогда не культивировал. Для того, чтоб инновационная культура развивалась, нужно сформировать модель предпринимательского Университета. Для этого существует четкая модель предпринимательского типа, она не наша, а европейская, американская. Она формируется на всяческом поощрении и культивировании предпринимательской активности внутри университета среди студентов и преподавателей. Условно говоря, значимость того, что ты написал статью в Web of Sience и значимость того, что ты создал новый продукт и его продаешь – неравнозначны. У нас пока статья оценивается и культурно, и финансово гораздо выше, чем то, что ты сделал продукт. УрФУ пытается работать в очередной раз по развитию технопарка университета с Правительством Свердловской области, чтоб не создавать своей домашней инфраструктуры, потому что это просто финансово очень затратно и необходимо консолидировать общие усилия, создавать общую для всех вузов региона инфраструктуру. На сегодня это проблема. УрФУ сегодня может обеспечить сопровождение не больше 5 – 7 проектов. Инновационная культура строится на инновационной инфраструктуре. Если Вы хотите получить культуру, то две вещи всего надо: время (любой культурный код формируется 7 – 10 лет) и достаточно массовое вовлечение людей в эту деятельность, а для этого нужна инфраструктура и, соответственно, ресурсы. Я считаю, что для УрФУ 20 – 30 проектов в год и 1500 тысячи человек с идеями в начале инновационного пути оптимально, для того, чтоб в течение 7 – 10 лет сформировалась предпринимательская культура. Одна из главных проблем развития инновационной активности, на мой взгляд, это отсутствие заказа бизнеса. Если бы был заказ бизнеса, это бы было и развивалось само. Инновационная активность российского бизнеса (в силу огромного количества причин) очень низкая. На протяжении последних 25 лет инновационная активность российского бизнеса базируется на импорте технологий. Следовательно, разработчики внутренних технологий не нужны. А нет заказа – нет мотивации эти технологии создавать. Эту цепочку государство с 2010 года пытается разорвать, говоря об импортозамещении, создании наукоемкой, инновационной экономики, вводя кучу инструментов. Но это только с 2010 года хоть как-то началось! Это дает свои плоды, но устойчивой позиции на разработку и использование российских технологий у бизнеса пока нет. Причем, российский бизнес не формирует, а иностранный бизнес боится, потому что не видит в России инвестиционной привлекательности на долгую перспективу. Китай они используют. Россию пока не видят. Китай на внешних технологических заказах развивается. Китай уже сам становится заказчиком. Еще одна очень важная проблема развития инновационной активности - это правоприменительная практика по праву собственности. В России «черная дыра» на рынке интеллектуальной собственности. Человек, который придумал – выпадает из экономической цепочки и не является участником, получающим блага от результата экономической деятельности. Он не видит смысла заниматься этими инновационными разработками. У человека, который может придумать проект, нет мотивации это все придумывать, потому что он не верит в то, что с ним поделятся экономическими результатами.

Кортов Сергей Всеволодович

В России сложно с региональной академической мобильностью. Нам проще отправить ребят в Китай, чем в соседний регион. Это связано с ментальностью. Мы к этому не привыкли.

Вербицкая Наталья Олеговна

Нельзя жёстко с одной системы перейти в другую, необходим плавный переход. Те положительные наработки и традиции, которые существовали в Отечественном гуманитарном образовании ранее необходимо сохранить. Не следует забывать о том, что «оказание» услуг в образовании пагубно сказывается на качестве социума. Учить, воспитывать и просвещать – это задача не только школы, но и вуза. Тогда проблема духовно-нравственного и гражданско-патриотического воспитания не будет стоять отдельной задачей, а в стройной системе подготовки кадров в высшей школе органично впишется во всю систему.

Реброва Татьяна Павловна

Первый барьер для активизации научной деятельности – это большой объем учебной аудиторной нагрузки, которую необходимо сокращать. Но совершенно неочевидно, что высвободившееся время люди будут использовать на исследовательскую деятельность, так как нет исследовательских компетенций. Не многие поддерживают свою квалификацию исследовательскую. Это официальное поле деятельности, в нем нужно постоянно находиться, так как технологии, методики исследовательской деятельности меняются, появляются новые инструменты, надо быть в этом пространстве. Второй барьер – низкая ценность этой деятельности, отсутствие лидеров. Барьер – это отсутствие задачи!

Клюев Алексей Константинович

Самая, конечно, главная проблема, что мы всерьез не контролируем качество подготовки. Председатель ГЭК, как правило, прикормленный, прирученный. Приехал, подписал, а принимают те же, кто и учил. Что Вы хотите?! Кстати, в военных училищах и академиях этой системы нет. Там со стороны экзаменаторы. Значит, там, где надо, понимают, что можно, а что нельзя

Куцев Геннадий Филиппович

Дистанционное образование должно развиваться, методически приобретая новые формы. Дистанционное образование в нашем понимании – это электронный учебник, тестовые системы. Путь развития – создание интерактивной среды, имитации интерактивной среды. Это сложные форматы, о которых мало знаем и мало можем, мало развиваем, так как компетенций и ресурсов не хватает. Суррогат, который сегодня существует, не может быть заменой, он может только быть дополнением в нашей существующей системе образования. На новом технологическом уровне, возможно, он может привести к частичной замене. Должна развиваться своя дидактика и своя педагогика, есть свои ограничения, своя методика обучения, свои собственные методики подачи, трансляции материала.

Клюев Алексей Константинович

К компетенциям, которые являются проблемными для преподавателей, относятся следующие. Первое – это потеря у значительной части преподавателей исследовательских компетенций; второе – отсутствие компетенций по работе в формате современных информационных технологий. Эти проблемы находятся на первой линии. Пути решения сложившихся проблем: 1) наращивание, возврат, развитие исследовательских компетенций; 2) создание компетенций по работе в формате современных информационных технологий. Это ключевые постулаты. Все остальное будет не столь важным на второй линии.

Клюев Алексей Константинович

Корпоративные университеты из тематики сошли давно, не являются ни конкурентными, ни эквивалентными высшему образованию. Назвали их так для красоты, занимаются профобразованием рабочих. Основные программы – это программы техники безопасности.

Клюев Алексей Константинович

Остались ли у нас научные школы? Самый первый барьер развития российской науки, который у нас есть, – это формализация всей научной деятельности. Тебе, как правило, говорят: «Если ты хочешь опубликоваться в этом журнале, защититься в этом совете и сделать что-то, ты должен сделать работу только по социологии или только по экономике». А если ты напишешь междисциплинарную работу, то ты нигде не защитишься и нигде не опубликуешься. Формализация научной деятельности в принципе всякую междисциплинарную основу подрывает. Мы разделены глухой стеной по формальным научным направлениям и специальностям. Ты нигде не сможешь ничего опубликовать, если ты не играешь по правилам игры.

Заборова Елена Николаевна

Сетевое образование, конечно, полезно. Например, некоторые исследования аспирантов, например, мы сами не можем провести из-за отсутствия необходимого оборудования. Тогда, конечно, мы обращаемся к вузам-партнёрам. Но все упирается в финансирование. Хорошо, если у вуза есть деньги, чтобы отправлять куда-нибудь студентов. Но не у всех они сейчас есть.

Чернышев Олег Николаевич

Государство и региональные власти должны думать о том, как поднять престиж работы педагога. Надо освободить их от всего ненужного, не увеличивать толпы дистантников, а дать достойную зарплату людям и следить за качеством их работы.

Заборова Елена Николаевна

Я, являясь 15 лет директором филиала академии, слышал трех министров образования и, если честно, то, что они говорили, мало вяжется с реальной жизнью. Некоторые вещи довольно непонятные. И не было у меня ни разу ощущения, что наши главные правители в системе образования имеют четкие представления – ни куда мы все должны идти, ни куда мы все идем. Поэтому очень важно понимание задач высшей школы наверху, в структурах, которые руководят системой образования.

Капитонов Иван Владимирович

Говоря о трудностях реализации нелинейной модели, нужно, на мой взгляд, в первую очередь, ввести систему индикаторов, систему оценки. Интуитивно понятно, о чём идёт речь, но нужно обозначить, как мы будем изучать этот процесс, осуществлять мониторинг его эффективности. Возможно, нужно составить карту точек невозврата, определить, какие этапы нужно пройти, чтобы не откатываться назад. Наше образование действительно нуждается в реформации, причём в очень серьёзных изменениях. Надеемся, что новый министр образования примет какие-то меры для развития нелинейной системы.

Елисеева Юлия Александровна

Действительно, должна повыситься роль вузовского сообщества через автономию вуза и внутреннюю демократию. Пример из жизни УрФУ: неизмеримо выросло количество жалоб, которые снизу идут в ректорат. Жалобы преподавателей друг на друга и на соседние кафедры. Я связываю это с ликвидацией или же сокращением автономии внутри вуза. Это привело к тому, что исчезли площадки для разбора конфликтов внизу, своими силами, чтобы не отягощать ректорат. А без некоторой самостоятельности «низов» этой грязью можно забить все управленческие каналы. Администрации придется тогда заниматься только разбором конфликтов, опасаясь, чтобы это не пошло в Минобр, чтобы не написали президенту и так далее. Это просто пример того, что без внутренней демократии в вузах и их частичной автономии мы превратимся в шайку склочников, необходимы вузовская корпоративность, взаимоуважение. Например, работают уважаемые люди, «соль земли», и вдруг такое закипело… Хуже, чем на Таганском рынке. Без самостоятельности и разделения полномочий никакого самоочищения не будет. Ни контроль, ни отбор кадров в этой ситуации не помогут, потому что выигрывают проходимцы, когда отбор кадров начинается сверху.

Скоробогатский Вячеслав Васильевич

Мы позиционируем себя как глобальный университет, что предполагает наличие международных связей, а значит, мобильности. Допустим, что есть средства на развитие мобильности, есть талантливые ребята, есть научные международные связи. Зарубежные специалисты охотно приезжают на несколько дней на конференции, семинары. Основные трудности возникают при подписании контрактов на длительное время. Предоставляемые условия и городская инфраструктура зачастую не соответствует привычным для зарубежных специалистов международным стандартам.

Бедный Борис Ильич

Сетевое образование … к нему у меня отношение двоякое. Я считаю, что образование должно быть очным. Неважно, школа или вуз. А вот получив первое образование, можно окончить дистанционное. Есть люди, которые могут нормально получить профессию дистанционно, но их единицы. Массовое сетевое образование – это профанация. В 2006 году мы стажировались в британском вузе, этот вопрос обсуждали. У них дистанционно учится огромное количество людей, но эти люди уже имеют высшее образование. Это бизнес. Но сначала студенту нужно нормальное очное образование. Доучиться или переподготовиться, человеку, у которого есть образовательные навыки, дистанционно - ради бога. Захотел другое образование, покажи первый диплом о высшем образовании.

Русаков Сергей Владимирович 

Системе современного высшего образования, прежде всего, угрожает технологический вызов. Появляются новые формы, подходы к образованию, но технологическое обеспечение их использования сильно отстает. Речь идет о мультимедийных аудиториях, доступе к Интернету, качестве связи. Другой вызов связан с приоритетом естественных и технических наук, ориентацией общества и управления именно на них, а не на гуманитарное образование. Невозможно развивать систему высшего образования только с опорой на естественно-научные и технические достижения. Так же как и общество невозможно развивать, ориентируясь только на технический и технологический прогресс. Мне кажется, что техноцентристская ориентация и есть вызов системе образования, которая должна сохранить ориентацию на воспроизводство и развитие человека. Современная идеология российского высшего образования такова: оно должно приносить деньги, и чем больше, тем лучше, тем оно качественнее и более продвинуто. Нужна другая идеология – воспитать человека-профессионала.

Олешко Владимир Фёдорович

При всех плюсах ЕГЭ для нашего региона пользы достаточно мало. Во-первых, все высокобалльники уезжают в столицы, нам остается средняя часть выборки. Во-вторых, важно то, что ребята не приучены к творческому мышлению. Основная ошибка была допущена в том, что от результатов ЕГЭ были поставлены в зависимость заработные платы учителей и директора. Весь выпускной класс идет натаскивание. А этот год для молодого человека или девушки один из самых важных, когда формируется очень много тех способностей, которые связаны с критическим мышлением, творчеством и т. д.

Ребрин Олег Иринархович

Регион (макрорегион) может эффективно влиять на развитие высшего образования, оказывая материальную помощь, определяя актуальные для региона направления образования. Государственная политика должна строиться на основе региональной. В нынешней парадигме управления образованием функции региональной политики (регионального минобра, совета ректоров, ректоров) в основном сводятся к исполнению решений федерального министерства.

Яковлев Вадим Иванович

Вузы часто критикуют за то, что они якобы не знают или не учитывают требования работодателей при обучении студентов, готовят «полуфабрикаты» и т.п. В такой форме эта критика носит абстрактный характер, а люди, произносящие эти слова, не понимают, какие задачи призвана и может решать система высшего образования. Мы сейчас не обсуждаем, к сожалению, всё еще встречающуюся ситуацию, когда плохие вузы выпускают специалистов, не обладающих элементарными базовыми компетенциями. Но это не вопрос отношения с работодателями, а вопрос аккредитации этих вузов, и работа по закрытию некачественных вузов и их филиалов активно ведётся последние годы. Мы говорим фактически о претензиях, предъявляемых к университетам, которые связаны с кажущимися длительными сроками адаптации выпускников основной массы хороших вузов к конкретным задачам конкретных работодателей. Проблема быстрого встраивания выпускника в производственный процесс вечна. В советское время её пытались решить с помощью так называемой «целевой интенсивной подготовки студентов (ЦИПС)». Юридической базой ЦИПС была система обязательного распределения выпускников. В тех условиях вуз заключал договор с крупным работодателем (заводом, научно-производственным объединением), и студенты целевой группы уже с 3-го курса закреплялись за конкретным подразделением предприятия, изучали его задачи, получали соответствующие знания. После завершения учебы они были обязаны отработать минимум 3 года на предприятии. Да, таким образом можно было решить задачу быстрой адаптации, но и то, только для небольшой части студентов-участников ЦИПС, поскольку программа ЦИПС могла быть реализована только с крупными предприятиями. Сейчас для таких форм взаимодействия с работодателем нет юридической базы, и, думаю, далеко не все согласятся, что она вообще нужна. Что сейчас может сделать конкретный работодатель (и многие уже делают это) для того, чтобы «заточить» будущих выпускников на собственные задачи? Крупный работодатель должен прийти в вуз, создать свой центр профессиональной ориентации, на добровольной основе привлечь туда студентов, обеспечить студентам возможность стажировки (желательно оплачиваемой), а главное, предложить привлекательную заработную плату по окончании вуза. Вот тогда работодателю придут подготовленные к его задачам и технологиям специалисты.

Грудзинский Александр Олегович

Я считаю, что нет необходимости в сокращении списка рейтинговых изданий. Это проблема контроля, может быть научной экспертизы или экспертизы научного сообщества, которое быстро скажет, где халтуру печатают, а где реальные вещи. Зачем сокращать диссертационные советы? Как обычно, если трудно обеспечить должное качество, мы лучше запретим, вместо того чтобы подумать, как все-таки разрешить, но при этом следить за работой. Лучший контроль возможен через смешанное государственно-общественное партнерство, совместный контроль. Есть же честные люди в науке и даже среди ректоров.

Скоробогатский Вячеслав Васильевич

Интересное и перспективное направление, вузам очень нужно, но для этого сейчас не хватает материальной базы, финансовых вложений со стороны государства.

Вербицкая Наталья Олеговна

В настоящее время активно обсуждаются вопросы модернизации высшего образования и повышения его качества. Сегодня совершенствование программ подготовки студентов занимает одно из ведущих мест в общем контексте модернизации содержания высшего образования. Одна из причин неудачных попыток трансформации системы высшего образования в России состоит в стремлении осуществить все задуманное оперативно, в полном объеме и без научно-обоснованной экспериментальной проверки. По-нашему мнению в ходе осуществления реформ на основе последовательного учета и изменившихся реальностей развития российского общества следует возродить утраченные исторические преимущества отечественных образования и науки, найти адекватные, отвечающие потребностям социально-экономического развития страны, решения вновь возникших проблем. Особое внимание должно быть уделено интеграции высшего образования, науки и практики, активизации инновационной деятельности, усилению ее воздействия на развитие экономики и социальной сферы. Понятие «качество образования» рассматривается в двух основных аспектах: с точки зрения качества результата, то есть соответствия уровня знаний, умений и навыков студентов и выпускников требованиям стандартов, и с точки зрения характеристики системы обеспечения этого качества, а именно – содержания образования, уровня подготовки преподавательских кадров, информационно-методического обеспечения образовательного процесса, использования инновационных образовательных технологий. Мы разделяем позицию, согласно которой качество образования рассматривается как интегральная характеристика, отражающая степень соответствия достигаемых результатов нормативным требованиям, социальным и личностным ожиданиям студенчества. Поэтому представляется важным акцент на роли обучающихся в организации, реализации и оценке качества предоставляемых образовательных услуг.

Лушенкова Наталья Ивановна

Я думаю, что высшее образование по-прежнему будет испытывать «давление» власти. У нас как экспертного сообщества очень мало возможностей. Интерес к экспертному сообществу пропал, к нему мало кто обращается. Я сам был экспертом Министерства науки и технологии. Хоть бы раз что-нибудь на экспертизу дали. Ничего. На протяжении почти 20 лет – ничего. Получается примерно так: с участием общественности субботник организовали, деревья посадили, но серьезных то дел не сделали. Никто не обращается к научно-педагогическому сообществу как экспертному, никого в системе управления оно не интересует с этой точки зрения. Закономерно, что решения и предложения «сверху» в штыки воспринимаются.

Бекарев Адриан Михайлович

Реформу науки я целиком и полностью поддерживаю. Структура советско-российской науки – сталинское изобретение, и понятно, что это было нужно для той страны, того общества. Для другого времени и других задач эта конструкция не слишком приспособлена. Научная организация становится предприятием для руководителя. На мой взгляд, это не наука.

Скоробогатский Вячеслав Васильевич

Есть ли какой-то смысл в академической мобильности российских преподавателей? Мы ездили раньше в конкретную школу, к конкретному педагогу-профессору. Получалось так, что я занимаюсь определенной тематикой, я еду учиться на полгода или год, чтобы пройти эту школу. Вот в чём был смысл! А сейчас мы ездим на какие-то конгрессы, конференции, где каждый говорит обо всём и ни о чём. Эта мобильность принимает массовый характер, она выхолащивает смысл взаимодействия. КПД, как правило, от таких передвижений скорее всего никакой, хотя формально это свидетельство того, что мы вышли на международную арену. В реальности же нужен уровень конкретного общения и взаимодействия.

Заборова Елена Николаевна

Студентов мы активно вовлекаем и в организацию учебного процесса, посредством студенческого самоуправления. Преподаватели ко мне могут зайти в любое время и высказать свою точку зрения точно так же и студенты, поэтому все зависит от первого лица. Если он опирается на какую-то авторитарную форму управления, то можно настаивать, что должна быть нелинейная форма, он будет опираться на свой опыт, на свой характер, на свою ментальность и так далее. Мой вариант, лучше если руководитель опирается на демократические формы управления. В любом случае, я считаю, что нелинейная форма мне ближе. Но, например, ректор большого вуза априори, так сказать, должен опираться на линейную форму управления, и там железная рука должна быть. Я в этом совершенно убежден.

Капитонов Иван Владимирович

Роль вузовского профессионального сообщества не должна повышаться, потому что нет самого профессионального сообщества. Есть лишь группа людей, занимающая рабочие места и получающая за это плату. Профессиональное сообщество начинается с профессионального этоса. Второй элемент – общий язык, когда мы понимаем друг друга и различные явления обозначаем одними и теми же словами. И все это вплоть до понимания, что, если поставил студенту тройку вместо двойки, ты совершил аморальный поступок против самого профсообщества. Кроме прочего, вузовские работники слишком разобщены: по рангам и статусам, по степени близости к начальству и так далее.

Лейбович Олег Леонидович

Я к структурной оптимизации высшего образования (слиянию вузов) отношусь спокойно. Если это самоцель, то это глупость. Если от этого можно получить какой-то синергетический эффект или создать какой-то проект, то это возможно. Конечно, понятно, что от этого слияния 1,5 - 2 года в лучшем случае никто не будет заниматься делом, все будут сливаться. Всегда должна быть какая-то стратегия и идея. Вот мы, когда создавали федеральный университет, нам говорили: «Присоедините к себе еще Лестех». Но зачем нам присоединять, мы не понимаем, как нам работать с Лестехом. Слияние с Лестехом не укладывается ни в одну из тех компетенций, которую мы хотим в УрФУ развивать. Поэтому, если есть какая-то идея ключевая, то, наверное, в этом слиянии есть какой-то смысл, а если нет, тогда нет смысла сливания.

Кортов Сергей Всеволодович

Если цель системы высшего образования в регионе соответствовать каким-то усредненным рейтингам, которые чиновники придумывают и сами проверяют, или международным унифицированным рейтингам, – это одно. Если цель развитие региона, удовлетворение потребностей всех заинтересованных сторон, в том числе кадров, конкретных людей, то это другое дело, абсолютно другая модель. Однако первый способ, ориентация на установки чиновников сегодня и реализуется. Никого сегодня в принципе не интересует регион и его жители.

Заборова Елена Николаевна

Взаимодействие с академическими научными центрами и школами есть. Конкретно у нас всегда было. Оно не без проблем, но эти проблемы не связаны с образованием. Эти проблемы больше связаны с некой эгоистичностью РАН. РАН всю жизнь считала себя выше вузов, а теперь это немножко изменилось, но в целом, есть. У нас более 1000 человек работает из Академии наук, но наших преподавателей там работает очень мало, потому что не берут. Для нас академия наук – просто рынок квалифицированных людей, в научном плане. К сожалению, в педагогическом плане они в основной массе не квалифицированы, но лекции читать - это не их основная работа. А лекции читать тоже надо уметь или научиться делать. А они никогда этим не занимались.

Иванов Алексей Олегович

Я считаю, что регионы должны и могут много сделать для развития высшего образования. Здесь у каждого региона своя политика. Видно, что некоторые регионы считают, что вузы формируют интеллектуальный имидж региона, образно говоря, придают интеллектуальное выражение лицу региона. Кроме того, руководство регионов помнит, что вузы являются крупными работодателями и налогоплательщиками, а также экспортёрами образовательных услуг (иностранные студенты). Такие регионы находят способы поддержки расположенных в них университетов, несмотря на известные трудности, связанные с межбюджетными отношениями. А есть регионы, где к вузам подходят чисто утилитарно и вспоминают о них только в выборные периоды.

Грудзинский Александр Олегович

Работает отраслевая схема. Она должна уйти, а другая появиться. А что – я не могу понять. Сегодня, например, будет лесное машиностроение или нет? Мы готовим лесное машиностроение, готовим механиков на завод, который сейчас не работает. Он работает на нефтянку. Какая может быть система? Пока ничего. Пока идет этап наработки схем.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Управленцы сегодня должны считаться с человеческим ресурсом (профессорско-преподавательским составом), уметь с ним работать. Сегодня цифры важнее, чем люди. Очень сильно надеюсь, что управленческие мозги начнут меняться, что управленцы начнут понимать свою зависимость вот от этих людей – от ведущих профессоров, в частности. До сих пор существовало мнение о том, что все могут управленцы, их власть абсолютна и работает по принципу «как захочется, так и будет». На самом деле они не понимают свою зависимость вот от этого ресурса. Если завтра профессор Васьковский обидится, хлопнет дверью и уйдет?! А ему есть куда уйти с таким импакт-фактором, его с удовольствием в 25 мест позовут и примут с распростертыми руками. По старой памяти считают, что закручивание гаек административных – это эффективный способ управления. Медленно, но изменения происходят.

Клюев Алексей Константинович

Можно влиять на развитие региона через преподавателей, через студентов. Проблема в том, чтобы больше использовать наши ресурсы на предприятиях. Надо на курсовые проекты, научно-исследовательские работы выпускать наших преподавателей и студентов. Но есть коммерческая тайна, которой прикрывается руководство предприятий от попыток такого контакта. Ведь никуда не пускают! Это большие ресурсы и никак не задействованные. Но без этого перспективы нет.

Стегний Василий Николаевич

Я думаю, больше всего готовы к переменам в сфере высшего образования преподаватели. Мы испытываем бо́льшие трудности, среди нас больше недовольных, быстрее зреет готовность что-то делать. Студенты в вузе – на время, а мы – на всю жизнь. Нам легче между собой договориться, написать возможные сценарии развития, подыскать человеческий и социальный капитал. Конечно, необходимо выходить на родительское сообещство. Оно более всех другие заинтересовано в том, чтобы молодые люди учились, а не «болтались» по улице. Что касается студенчества, они действительно, временщики. Но активы у студенчества есть. Может быть, нужно приблизиться к нему, во всяком случае, быть с ним откровенными, искренними.

Бекарев Адриан Михайлович

Внедрение индивидуальных траекторий обучения студентов – это переход на западную модель обучения. Что это даст? Я не уверен, что в нашей ситуации это что-то даст. Я негативно к ней отношусь. Зачем она нужна? Зачем тогда поступал? Знал ведь, куда идет: информация по образовательной программе известна. Посмотрел: она тебе подходит или не подходит. Кто мешает? Если хочется вообще индивидуальную программу, тогда нужно менять всю систему подготовки. Мы должны тогда переходить к западной системе. Только чем это закончится, я не знаю. И еще: западная система очень недешевая. Тогда давайте вводить настоящую плату за обучение всем либо выделять из бюджета достаточно средств, потому что индивидуальная система обучения дорогая. Систему образования поменять – это не просто взяли и отменили, это все мозги нужно поменять у людей. Индивидуальная система образования – это значит мы должны отказаться от ценностей коллективизма, перейти к индивидуализму. Если вы к этому не готовы, то работать ничего не будет. Попробуй наших студентов заставить индивидуально готовиться! Традиционно нашим студентам больше нравится групповая работа, списывание. А если человек не дал списать, он негодяй! А на Западе – это нормальный человек, он тебя еще «заложит», что ты списывал… Индивидуальное образование предполагает, что преподаватель оказывает услугу, то есть это не сфера образования, а сфера услуг, и там преподаватель очень сильно зависит от студента. И в результате не всегда студент получает знания.

Ваторопин Александр Сергеевич

Наше законодательство четко всю систему поделило по уровням финансирования: федеральное, региональное (субъекты федерации) и муниципальное. Ещё есть частное финансирование. И между собой субъекты этих уровней пересекаются с гигантским трудом. Даже какие-то местные локальные проекты трудно развивать. Например, школа – муниципальная; мы хотим из этой школы сделать инженерный лицей, но на текущие расходы - финансирование муниципальное, здание муниципальное. Деньги, которые хотелось бы привлечь, – областные. И есть еще возможность направить деньги из прибыли предприятия. Синхронизировать эти денежные потоки крайне сложно, хотя проект кажется простым.

Караман Евгений Вадимович

Должен ли заниматься вуз инновациями? Да, он должен этим заниматься, если у него есть кому этим заниматься, если создана инфраструктура для поддержки студентов, преподавателей, инноваторов. Надо ли специально ориентировать вузы на инновации? Наверное, да, чтобы вузы участвовали в хозяйственной жизни региона, развивали его. Это может быть и проектная деятельность, и научная, и какая-то сервисная деятельность. Это может быть разработка программных продуктов, крупный производственный проект или хотя бы часть какого-то инновационного цикла.

Караман Евгений Вадимович

Проблема нашей высшей школы в том, что, борясь с какими-то недостатками, мы уничтожаем то, что работает. Еще одной проблемой является снижение качества подготовки студентов. Это происходит, по моему мнению, по нескольким причинам. Во-первых, школьники приходят менее подготовленные, потому что тот ЕГЭ, который существует, не дает глубоких знаний. Во-вторых, низкое качество подготовки студентов есть результат деления на бакалавриат и магистратуру. В результате уровень подготовки в бакалавриате значительно ниже, чем в специалитете, и наукой бакалавры не занимаются (не надо, как выясняется), а в магистратуру идут единицы… То, что раньше называлось студенческая наука (НИРС), – вообще умерло, по крайней мере в гуманитарном направлении. А результат таков: раньше выпускника вуза можно было увидеть на улице, понять, что это – выпускник вуза. Теперь этого нет. Сегодня сложно определить есть у человека высшее образование или нет.

Ваторопин Александр Сергеевич

Наша мобильность далека от реальной мобильности. Пока основная форма академической мобильности – это научный туризм.

Вишневский Юрий Рудольфович

Говоря о заключении контрактов с зарубежными учеными на руководство научными исследованиями, всегда нужно понимать для чего вы это делаете. Если результатом является формирование устойчивой научной школы, то тогда, мне кажется, эти контракты должны включать требования к результату и быть более длительными, чем это сейчас принято. Сейчас в силу разных обстоятельств научные школы не формируются, с моей точки зрения, а формируется некий рост активности в каком-то направлении. Но как только у нас закончатся деньги, эта активность как возникла, так и исчезает, с моей точки зрения. К тому же можем еще потерять талантливую молодежь, которая вслед за этим зарубежным ученым уедет. Поэтому я всегда сторонник рассматривать контакты с зарубежными учеными с двух точек зрения: как возможность увеличения публикационной активности и как формирование нужных компетенций. Вторую часть мы не любим обычно обсуждать. И обычно ее не обсуждаем.

Кортов Сергей Всеволодович

Особенность Уральского региона в том, что это традиционно промышленный регион и он должен сохранять интерес к инженерному образованию. Но поскольку с промышленностью за последние 20 лет обходились таким образом, что она «на боку» лежит, то уже непонятно, жива ли она. В отдельных секторах еще что-то колышется, но это агония, поэтому мотивации ринуться за тем образованием, которое тебя в эту загнивающую, загибающуюся промышленность впишет, у молодежи нет. В итоге в качестве альтернативы берется образование, которое предполагает более широкий диапазон способов адаптации к социуму. Но это не только гуманитарии. Это программисты, математики. Такая ситуация складывается независимо от того, промышленный регион или нет. Другие регионы не являются промышленными, но в результате все равно востребованными остаются все те же гонимые министерством направления подготовки. Социум все равно диагностирует лучше, чем чиновники.

Кислов Александр Геннадьевич

Каждое лекарство лечит, когда оно в определенной, нужной дозе. При превышении дозы лекарство становится ядом, который убивает. Наукометрия имеет точно такой же характер. Если вы ее используете для целей управления и понимаете, что это не абсолютно, то тогда это полезно. Если вы говорите, что нашей целью является просто повышение индекса цитирования, тогда это вредно, я считаю, потому, что можно нагнать индекс цитирования на голом месте, зная технологию как это сделать. От этого никакой новой компетенции, тем более устойчивой, не появляется.

Кортов Сергей Всеволодович

Я не против внедрения технологий дистанционного образования. Но если на выходе не факультеты дистанционного обучения, а преподаватели используют это в ходе обычного учебного процесса как дополнительный элемент, не в самостоятельной форме, то да. У нас создавали факультет дистанционных технологий. Он, слава богу, провалился, потому что это бесперспективно. Как часть высшего образования – это да, от этого никуда не уйти. Дистанционные технологии должны работать на преподавателя, на качество. Единственное – нельзя сводить лекцию к показу картинок и табличек в дистанционной форме.

Стегний Василий Николаевич

В первую очередь речь должна идти о тесном сотрудничестве вузов и производства. Вектор развития любой высшей школы немыслим без связи с производством. Инновационное направление – это содружество производства и образования. Производство двигает науку и образование вперед. Сегодня эта связь разорвана. Инновационка – это подготовка, допустим, того же инженерного специалиста через производственную и научно-производственную деятельность, не сводя это все к производству.

Стегний Василий Николаевич

Принципиальный момент отличия руководства научными исследованиями и простым привлечением зарубежных ученых заключается в том, что руководство предполагает не простой приезд и проведение полезных исследований, и отъезд назад, а создание чего-то нового тут. Вот в чем проблема! Проблема в подборе. Очень трудно найти людей из ведущей когорты, которая сознательно бы согласились приехать надолго так далеко - в Екатеринбург. В Москву еще возможно, а к нам очень далеко! Кроме того, ведущие зарубежные ученые - это очень дорого. Настолько дорого, что отношение коэффициента полученный результат к вложенным средствам вложенных средств к полученному результату будет очень низкий Никто из крупных вузов, по крайней мере региональных вузов, себе такого позволить не может.

Иванов Алексей Олегович

Политика в сфере высшего образовании должна быть гибкой, учитывать специфику региона, поскольку регионы все разные, доноры и не доноры. У региона-донора нельзя забирать все доходы, их надо возвращать на решение проблем высшего образования, потому что в этом будущее регионального развития. В противном случае регион-донор может получить меньше преференций, чем другие. Эффективно использовать опыт Пермского края, где есть специальная программа, которая через систему стипендий позволяет стимулировать молодых специалистов лучше учиться и оставаться в родном крае. Вторая составляющая этой программы – надбавки молодым кандидатам наук, чтобы их оставить и закрепить в вузе, регионе. И докторам наук, чтобы не было оттока кадров. Требования к условиям получения стимулирования очень жесткие, это заставляет специалистов активно работать и развиваться. Еще одно направление – это проекты, объединяющие университеты, бизнес-компании и международных ученых с целью развития научного знания и его коммерциализации. Министерство образования их финансирует. Это региональные деньги. Отличная программа, положительный опыт с менеджерской точки зрения, она здорово выстроена, хотя сейчас в период кризиса все стало сложнее. Эти проекты эффективны, но есть одно «но» - нужен больший масштаб, региону нужно больше таких проектов, тогда как министерство не может позволить себе такие деньги. Такие программы – это вопрос мотивации в системе образования и науки – общий вопрос и большая проблема всего образования. Регион этими программами позволяет решать задачи создания и развития своего потенциала.

Чуприна Светлана Игоревна 

Почему нам не отдать вузы регионам?! Отдать управление. Для начала в порядке эксперимента только тем, у кого бюджет нормальный – недотационным регионам. Их десяток в стране есть. У главы региона появится сразу интерес. Это был бы выход. Причем даже там, где бюджет недостаточный. Вы выделите из федерального бюджета дотации на содержание университета, как это делается во многих государствах. Вот это было бы для нашей страны интересно. Вот тогда можно было бы говорить о региональной модели, но этого же нет.

Куцев Геннадий Филиппович

Мы работаем сейчас с многими вузами, они предлагают свои разработки, но это на уровне отрывочных фрагментов. Давайте мы здесь проведем исследование, давайте мы предложим улучшения, давайте мы обучим ваших каких-нибудь будущих специалистов. Крупным предприятиям это сегодня не очень важно – они научились быть самостоятельными.

Караман Евгений Вадимович

Все рассуждения об уровне, качестве образования всегда, как правило, разговор о квалификации профессорско-преподавательского состава. Потому, что не очень верится, честно сказать, в то, что студенты начнут сами читать те же самые учебники или, тем более, начнут слушать электронные дистанционные курсы. А вот квалификация преподавательского состава очень сильно изменяется от вуза к вузу, от региона к региону и это то, что может быть измерено в показателях подтверждающих высокую квалификацию преподавательского состава. Одним из таких факторов является активная научная деятельность. В крупных городах ситуация с научной деятельностью профессорско-преподавательского состава лучше, а в небольших областных центрах, конечно, все плохо. Это актуальная проблема, одна из самых актуальных проблем, и с ней очень трудно справиться потому, что негде взять других преподавателей. Кто есть, тот и работает. Казалось бы, можно взять их на открытом рынке (как это сделали в Европе или США). В США вообще открытый рынок профессорско-преподавательского состава мирового уровня, но там и уровень привлекательности этого рынка настолько отличается от нашего, что в наших условиях не возможно, по сути дела, сделать этот рынок открытым. Его можно объявить открытым, но он не станет таким по факту. Столичным вузам легче, нам сложнее, вузам, не таких крупных регионов как мы, еще сложнее. И я не вижу выхода из этой ситуации. Если говорить о другой проблеме высшей школы, то это материальная база вузов. Потому, что корпуса старые, новые не строятся, но об этом что говорить, надо просто понять, что денег в стране нет на массовое строительство хороших новых корпусов с хорошей инфраструктурой. К сожалению, всегда проблемы сводятся к сильной нехватке финансов. Средств, вкладываемых в образование, в том числе высшее, должны бы быть в 100 раз больше, чем сейчас. Денег должно быть очень много, ну, как в Китае. Я не хочу говорить взятничестве, как о проблеме высшей школы, потому что этого просто не должно быть. Если проблема есть, то ее нужно просто искоренить, поскольку это банальный непрофессионализм людей, а непрофессионализм - это отсутствие квалификации. Это надо все искоренять всеми силами, максимально жестоко, но для этого надо менять принцип всеобщего высшего образования. У нас же сейчас не среднее всеобщее образование, а именно высшее, и только ленивый не поступает в вуз. А поступив, став студентом, он не хочет ничего делать. Не хочет! Диплом хочет и идет с этим подношением к преподавателю. А бедный преподаватель поставлен в условия, когда не может его реально отсечь, потому что ему говорят: он же деньги принес, его нельзя отсекать. Поэтому, на мой взгляд, на каждое бюджетное место должен быть жестокий отбор и отсев. И жесточайший отсев тех, кто в этом замешаны: ты не хочешь учиться со своими подношениями - ты нам не нужен, а ты если берешь - ты не профессионал - нам непрофессионалы не нужны!

Иванов Алексей Олегович

Все это нужно региону на будущее, так как все образование составляет исключительно работу на будущее. При малой автономии образования, бюрократизации и излишней зависимости от власти перспектив особых нет, так как чиновник отмеряет время для своих решений лишь временем своего пребывания на должности.

Лейбович Олег Леонидович

Мы взяли не самое лучшее от Болонской системы, которая, кстати, не функционирует в Европе. Там редко кто знают, что это за система такая и кто её внедрил. У них своя отличная система личного обучения, когда у каждого профессора есть несколько человек, за которых он отвечает и работает с ними. Они могут не ходить к нему на занятия, но на экзамене должны показать свои знания на высшем уровне. У них интересная методика проведения лекций: в аудитории висит огромный плакат, на котором написана структура занятия и самостоятельные задания. Это интересный творческий подход. Мы только стремимся к таким нововведениям. Бюрократия в вузах – это отдельная огромная проблема, от которой сегодня страдают все. Эти формальности отбивают всё желание работать.

Воронина Наталья Ивановна

У нас инжинирингом много людей занимается без всякой ученой степени, но они превосходно знают производство, знают как оно организовано. Есть менеджеры и специалисты от Бога. Почему они не могут преподавать в вузе? Они гораздо больше принесут пользы будущему инженеру как преподаватели, нежели человек, который защитил диссертацию по одной теме и преподаёт кроме этой темы ещё 20. А один из главных показателей вуза - процент остепененных преподавателей, то есть не знатоков производства, но людей, защитивших диссертации.

Караман Евгений Вадимович

Нонсенс возникает, когда мы должны в процессе обучения показать студентам зависимость между образованием и жизненным успехом. Если студент сидит и перед ним педагог с зарплатой в 15 тысяч, то современный студент такого педагога никогда уважать не будет. Студенты обоснованно считают, что педагоги обладают таким глубоким знанием и при этом так не преуспели. Это из серии "Если ты такой умный, то чего же ты такой бедный".

Заборова Елена Николаевна

Мне кажется, что связи здесь хороши тем, что они устраняют неравенства. Устраняют неравенство тех регионов, которые отстают и характеризуются не очень качественным образованием, не очень котируемыми вузами. Они должны быть в этом заинтересованы сами, а не вариться в собственном соку. Они должны искать, где можно поучиться, куда нужно послать студентов, какие установить связи, обмен. Но это будет опять тогда, когда весь вуз и, в частности, его менеджмент прежде всего будет заинтересован в том, чтобы поднимать качество своего средненького или ниже средненького вуза. Никто не может заставить людей куда-то ехать, если это им не надо. Они тратят на это деньги, если власть вуза посчитает тратить деньги, оплачивать людям командировки, чтобы они там пожили с месяц, походили на какие-то лекции. В этом заинтересованы прежде всего те регионы и вузы, которые отстают и осознают свое отставание. Но не все это еще осознают, многие упиваются своей самодостаточностью. Думаю, что важно сравнение не в их пользу, я имею в виду регионы, в которых есть слабые вузы.

Готлиб Анна Семёновна

Научность – основной принцип высшего образования, исходя из которого строится высшее образование. Раз высшее образование строится на обучении и воспитании, одной научности мало: требуется научность и нравственность. Третий принцип – принцип гуманизма. Без гуманизма невозможно образование. Четвертый принцип – социальная ориентированность образования. Образование должно носить прогностический характер, должно быть связано с модернизацией общества, а модернизация общества должна начинаться с модернизации образования. Ядром развития страны должно быть министерство образования и науки. Но вместо этого центром развития общества является министерство финансов.

Стегний Василий Николаевич

Слияние вузов - это бессмысленная вещь: ни к чему положительному она не приводит, как правило. И не правильно она делается. Надо не сливать вузы, а надо вузы закрывать – те, которые абсолютно никакие, но при этом, какие-то лучшие подразделения, на конкурсной основе, их оттуда забирать, потому что простое слияние ничего не меняет. Как у нас слияние факультетов. Что оно изменило? Ничего.

Иванов Алексей Олегович

Неравенство сегодня очень жестко проявляет себя в профессиональном поле. В профессии все в большей мере обнаруживается неравенство интеллектуального ресурса, которое затем дает о себе знать в возможностях на рынке труда и зарплате. Сегодня просто гуманитарное образование, просто инженерное образование не конкурентоспособны. Чисто гуманитарное образование нужно на двух уровнях: учитель и штучный специалист-магистр. А вообще нужно многосоставное образование. Это вызов высшему образованию.

Баразгова Евгения Станиславовна

Если наших специалистов будут приглашать, я только «за». Но это не решает проблемы. И не показатель. Показатель – поедут ли за границу наши специалисты, будут ли приглашены? А есть ли возможность поехать туда? Таких, кто ездит туда преподавать, раз-два и обчелся.

Стегний Василий Николаевич

Если говорить об инженерном образовании, то гораздо эффективнее пятилетняя система. Она была более эффективна, чем сегодняшний бакалавриат. Сейчас ведь даже на предприятиях говорят, что сегодняшние выпускники не отвечают требованиям, которые предъявляются специалистам-инженерам.

Чернышев Олег Николаевич

Когда строим прогнозную модель, мы идём традиционным путём: есть некий феномен, например образовательный институт. Сначала дается описание, которое включает в себя как статистику, так и другие вещи. Потом идёт объяснение этой статистики, где включаются эксперты. И после описания и объяснения у нас выстраивается модель. Такая мини-теория. Даже теория среднего уровня, которая говорит, что такие-то факторы определяют текущую ситуацию; там этих факторов пять-шесть… Затем делается прогноз, если это тренд, скажем… Если это не случается, то мы тогда опять возвращаемся к своей теории: что-то там не учли, не поняли, что-то довключилось позднее и так далее. Потом поправляешь, возвращаешься, ничего страшного нет в том, что прогноз не сбылся.

Штейнберг Илья Ефимович

На сегодняшний день инженеров достаточно, не достает качественных. Мы часто обнаруживаем, что нам не хватает людей, которые могли бы квалифицированно решить ту или иную масштабную задачу. На предприятии их может не быть, вообще в России таких дефицит, поэтому приходится часто приглашать к сотрудничеству иностранные компании.

Караман Евгений Вадимович

Если УГМК способна содержать проектное подразделение, тогда почему ВУЗ не может? Это ведь самоокупаемая структура, и она может работать на ВУЗ в целом, проектировать разнообразные объекты с участием технологов и профессуры различных институтов ВУЗа.

Караман Евгений Вадимович

Перестройки высшего образования, которые ведутся с 90-х годов – это попытки перестроить его под модели западные, прежде всего, американскую. Может я не прав, но в области физ-мат наук у них и цель немного другая, и по-другому уготовят специалистов. За американской моделью стоит то, что они на протяжении последних десятилетий просто скупают мозги. У них нет необходимости массово производить высококвалифицированные кадры. Они производят некий уровень, ниже среднего. То, что у нас называется бакалавриат. Есть несколько элитных вузов, которые готовят высших специалистов, а 50% они просто покупают. У них есть возможность приобретать квалифицированные, научные, инженерные кадры во всем мире. У России такой возможности нет. И поэтому нам нет смысла гнаться за этой моделью. Если сделать, условно говоря, пять опорных вузов, в них готовить элиту, то мы потеряем кадры. У американцев эта модель построена: массовое производство серости и небольшое - элиты. Советские вузы были настроены на производство научно-технических кадров выше среднего уровня. Теперь нас заставляют опустить ниже. Какой смысл? Не думаю, что это прямая диверсия, может просто непонимание людьми, которые этим занимаются. Либо вынужденная мера, когда в силу ограниченности финансовых ресурсов мы не можем себе позволить качественного высшего образования. Давайте скажем об этом прямо, что сегодня Россия – бедная развивающаяся страна, которая не может себе позволить качественного высшего образования. А если можем позволить, то давайте делать как положено.

Русаков Сергей Владимирович 

Одной из страшных ошибок нового закона является превращение аспирантуры в третью учебную ступень. Стало явно меньше желающих поступать в аспирантуру в связи с ее превращением в подготовку преподавателей в ущерб НИР.

Вишневский Юрий Рудольфович

Если следовать пожеланиям премьер-министра, то в России должно остаться 200–300 вузов... Возникает вопрос: смогут ли эти вузы обеспечить потребности экономики страны? Болонский процесс и двухуровневое образование, с моей точки зрения, только затормозили процесс подготовки современных высококвалифицированных специалистов, востребованных на рынке труда.

Колесников Сергей Иванович

Главный риск системы образования – это внедрение двухуровневой системы, потому что разрушается специалитет, получается нечеткая профильность бакалавров и магистров. В связи с этим необходима диверсификация. У нас ликвидировали специалитет, ввели бакалавриат и магистратуру. Там гибкость проявлялась в специализации, а нам нужна, кроме всего прочего, гибкость в уровнях, разнообразные формы интеграции среднего и высшего образования. Я бы предложил многоступенчатость. Не две, а больше ступеней. Вернуть как возможность специалитет, в том числе оставить и магистратуру. Второй риск – несоответствие профориентации абитуриентов и потребностей рынка. Специализации нет. Третий риск – ликвидация НПО. Считаю это самым глупым и самым рискованным сегодня, потому что в конечном счете колледжи не могут эту функцию выполнить. Усиливается нехватка рабочих кадров (квалифицированных и высококвалифицированных).

Вишневский Юрий Рудольфович

В том или ином виде академическая мобильность преподавателей присутствует и сейчас. Нет такого преподавателя, который работал бы в одном вузе.

Вербицкая Наталья Олеговна

Научные школы страдают, во-первых, от недостатка молодежи. Трудно передавать традиции, формировать когорту учеников – молодежь не идет работать в вуз, плохо закрепляется. Во-вторых, это очень странные формальные критерии научной школы. Мы по ним никак не можем значится в качестве научной школы. В прошлом году мы хотели закрепить статус научной школы за Уральской школой журналистики, но мы не выдержали этих критериев. Очень странная ситуация: в реальности школа есть, она известна по всей стране, ее признают и москвичи, питерцы, а в университете, Минобре не хотят. Мы не привлекаем денег, у нас не выстраиваются четкие цепочки «учитель – ученик», хотя есть и традиции, и проблематика, и преемственность, и стиль научной школы. Выход все тот же – менять критерии, обсуждать их с научным сообществом, по-другому, неформально, подходить к формам научной работы и вообще к научному сообществу. Нужно доверять этому сообществу. Не ставить его в положение преступника, за которым надо следить, которого нужно жестко контролировать, подгонять. Есть профессиональная этика, профессиональная культура, профессиональная ответственность. И в научном сообществе все знают, кто чего стоит, у кого какой уровень и степень научной ответственности. Такое отношение обижает, демотивирует. Складывается впечатление, что государство не заинтересовано в увеличении числа остепененных преподавателей. Иначе такие бы препоны не ставило ни для работы диссоветов, ни научных руководителей, ни для самих соискателей. Поддержки и понимания нет. Мы поставлены в ситуацию преступления и наказания. Безусловно, бороться с недобросовестными советами и соискателями нужно. Но начали не с того конца и не с тех. Страдают молодые исследователи, у которых в работах «высокий процент автоплагиата»! Это же не преступление, что автор диссертации где-то опубликовал результаты своего исследования, ссылается на них. А тот, кто действительно использовал чьи-то работы, изначально страхуется и предпринимает удачные попытки уйти от подобных проверок. Он остается зачастую в тени. Дискредитируется наука, ученые как профессиональная группа, управление системой высшего образования.

Олешко Владимир Фёдорович

Какие могут быть инновационные подходы в организации образовательной деятельности? Инновацией может быть возвращение науки в образовательный процесс. Грантовая поддержка молодых ученых, студентов. Значительную роль должны играть технологии дистанционного образования, поскольку сохраняется заочное образование. Оживить ситуацию может неформальное образование. Это может помочь убить установку «диплом вместо знаний». Люди придут за знаниями, вопрос диплома станет второстепенным. Хорошо, если это будут люди с уже имеющимся образованием, чтобы их не смущало наличие-отсутствие диплома. Возможно, это подошло бы и школьникам. Но, на мой взгляд, это система для людей, уже умеющих учиться в вузе, людей относительно зрелых в интеллектуальном отношении.

Скоробогатский Вячеслав Васильевич

Международное сотрудничество является необходимым элементом, инструментом в развитии инновации, науки, образования всего университета. Это важно сейчас как в глобальном контексте, так и региональном, потому что любой регион не может сегодня развиваться эффективно в самоизоляции. Общие свойства экономики и общества заключаются в стремительном изменении. Эта скорость изменений в последнее время быстро нарастает. В этих условиях университеты должны меняться быстрей, чем меняется все вокруг. Мы должны не только следовать за внешними факторами, а пытаться их предвидеть и на них повлиять. В этом случае развитие международного сотрудничества просто незаменимо, потому что понимать, что происходит в мире и что будет происходить в будущем, можно только в тесном глобальном взаимодействии.

Бедный Александр Борисович

Основная проблема высшей школы России хорошо известна и понятна – это проблема неадекватного финансирования. Если не говорить о двух-трёх университетах, находящихся на особом положении, то надо признать, что бюджет ведущего российского университета не сопоставим не только с бюджетом исследовательского университета из развитой страны, но и с бюджетами заметных в рейтингах университетов стран БРИКС. Причем речь идет не только о государственном финансировании, но и вкладе со стороны индустрии. Если бы стандартная зарплата ассистента российского университета составляла хотя бы 2000 долларов в месяц (и далее по «рангам»), то российские вузы могли бы взять на вооружение большинство стандартных моделей организации деятельности мировых университетов и, в то же время, включиться наравне с ними в поиск ответов на актуальные вызовы инновационного общества. Сейчас же российские университеты тратят силы на изобретение «изощренных» схем решения тех банальных проблем повседневной жизни вуза, которые в развитом мире решаются адекватным финансированием со стороны государства и бизнеса.

Грудзинский Александр Олегович

Наука, которая развивается в формате предприятие-вуз, оказывает значимое влияние на развитие региона. Сейчас очень маленькие договоры – 5–7 млн рублей. Это конкретные задачи, которые ставит перед собой производство. Такой подход полезен для них, это не вечно развивающийся НИОКР, а конкретная направленность на результат. Сделал – на следующий год получаешь всю поддержку, а если не сделал, то не получаешь.

Ребрин Олег Иринархович

Сейчас говорить от том, какая у нас модель существует: линейная, нелинейная модель невозможно… она какая-то пока, в результате полной неурегулированности, случайная.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Для чего мы привлекаем экспертов особенно сейчас? Дело в том, что сейчас мы не можем доверять той статистике, которая существует. Собирать самому такую статистику бывает очень затруднительно. Поэтому когда ты обращаешься к эксперту, здесь только значение эксперта повышается. Эксперт может ошибаться на долю процентов, но он в порядках не ошибается. Если он глубоко в теме, то он видит тенденцию, знает к чему это приведёт. Ему можно доверять, если у него нет каких-то особых интересов. Есть типичный эксперт, который просто знает цифры, статистику и что там происходит в отрасли. Мы от него не требуем никаких прогнозов. Есть теоретический эксперт, который не является носителем практики, но может рассуждать на предложенную ему тему. Есть ключевой эксперт, который, совмещая все это, ещё и генерирует идеи, делает прогнозы. Найти ключевого эксперта очень сложно, и это случается редко. И есть ложный эксперт; он наделен экспертностью, но мы называем его «облом» и соответственно не ждём от него ничего. Но при этом нам интересно, почему здесь «обломилось»? Значит, эта институция не занимается данной проблемой или не хочет говорить. А почему не хочет? И так далее… Здесь интересная штука получается. Мы же в основном работаем с типичными экспертами. Там совершенно другая логика.

Штейнберг Илья Ефимович

Нам зачем увеличить количество иностранных студентов? Кроме имиджевой характеристики, чем этот показатель еще является? Мы что поток долларов в страну сильно увеличим за счет этого? Количество зарубежных публикаций сегодня является тоже спорным показателем эффективности… Мы просто хотим показаться, что мы хорошие. Есть ведь разница между «показаться» и «быть». Вот все эти заданные министерством образования показатели работают на «казаться». Ну так отлично, мы все будем не развиваться и совершенствоваться, а казаться. Все показатели обязательно реализуем так, как от нас требуют. Я в этом не сомневаюсь, наши российские кадры могут все.

Заборова Елена Николаевна

На сегодняшний день наше законодательство не поощряет сетевые взаимодействия. Есть статья в законе «сетевое взаимодействие», есть методическое письмо министерства образования. Но на самом деле вузы не развивают активно эти формы, они боятся экспериментировать. И правильно делают, потому что «что не разрешено, то запрещено».

Караман Евгений Вадимович

Наукометрия - это не метод развития науки, а это метод оценки: конкурсной, экспертной оценки квалификации, научной продуктивности того или иного научного коллектива или научного сотрудника. Сама по себе наукометрия на развитие науки никак не влияет.

Иванов Алексей Олегович

Международная академическая мобильность, связанная с общением преподавателей с зарубежными коллегами, очень важна.

Вербицкая Наталья Олеговна

Для дистанционного образования просто необходимы умение самоорганизовываться, умение самому обобщать и искать материал. Русские люди, по сути, не готовы к такому роду деятельности. Поэтому, я считаю, что с точки зрения качества обучения — это совершенно провальная форма. Он тебе выслал курсовую работу. Он ее писал? За компьютером там он сидит или его приятель, или бабушка? Дистанционные технологии – это ресурс с точки зрения экономики. С точки зрения качества, это не ресурс, это способ угробить российское образование. Я прослушала курс, но это не значит, что я получила образование. Я только получила доступ к информации, а смогла ли самостоятельно ее усвоить, могу ли обобщать, анализировать, выводы строить? Дистанционное образование сегодня основная управленческая фишка и только. Это один из шагов, который дискредитирует высшую школу.

Заборова Елена Николаевна

Регионам нужны конкретные специалисты с опытом работы. Нужно больше внимания уделять производственным практикам студентов. Чтобы это исправить, нужно сотрудничать с предприятиями. И регионы должны помогать нам, это в их же интересах.

Чернышев Олег Николаевич

Современному работодателю молодые выпускники вузов не нужны, за редким исключением, а нужны готовые специалисты со стажем и т.д.

Ваторопин Александр Сергеевич

Аспирантуру просто формализовали, превратили в еще одну учебу, от которой после магистратуры нормальный человек уже крепко утомился. Аспирантура должна быть исследовательской, а не учебной. Хотя какой-то образовательный минимум уместен, оправдан. Но этот компонент тоже должен быть достаточно вариативен. И образовательный стандарт в аспирантуре – дело сомнительное. Его задают кафедры, научные коллективы, научные школы, они уж сами разберутся – какие дисциплины, какой стандарт, какие компетенции… Я не верю в перспективу аспирантуры как третьей ступени образования. Я считаю, что недобор – вот перспектива этой аспирантуры. Идти учиться еще?! Ну, только при сознательной имитации.

Кислов Александр Геннадьевич

Если человек за обучение не платит ничего, значит, у него и ответственность пониженная. он за него не борется, он учиться не хочет и не будет. Мотивация, особенно взрослого человека, – важнейшая вещь в обучении. У большинства студентов-бюджетников нет материальных стимулов учиться хорошо.

Караман Евгений Вадимович

Академическая мобильность не носит системного характера, но имеет место, поскольку нормативно-правовые документы нацеливают нас на развитие академической мобильности. Другое дело, что в каждом вузе свои подходы и возможности. Бюджет нашего вуза весьма ограничен, мы не получаем финансирование из государственного бюджета, поэтому многие задумки позволить себе не можем.

Реброва Татьяна Павловна

В вузах имеются самые разнообразные специалисты и приборы. Никто вузам не мешает кооперироваться. Почему, например, УрФУ не скооперироваться с какой-то проектной организацией? Пусть проектную часть выполняет сторонняя организация, а научную – университет. Надо просто договориться вместе и объединить усилия.

Караман Евгений Вадимович

Все современные попытки организовать изучение потребностей промышленности, обеспечить соответствие вузов запросам предприятий, и попробовать вытянуть вузы за счет предприятий, мне кажется, заведомо не очень удачная идея. И призывы "Давайте изучайте потребности предприятия "– не очень состоятельны. [речь идет не об активности самого вуза, а о риторике чиновников].

Караман Евгений Вадимович

Для того чтобы усилить ориентацию студентов на знание и качественное образование как ключевые ценности, необходимо, чтобы общая атмосфера была создана, было понимание: знание – это престижно, это хорошо, это показатель твоего успеха в обществе! Пока этого не будет, никто никакими знаниями заниматься не будет: никому это не надо! Это не надо студентам, которым нужно просто получить диплом. Это не надо преподавателям, которым нужно просто отвести занятия! Сегодня нет «знаниевой атмосферы», когда бы люди стремились получить знания. Современные люди нахватались информации (не знаний, а именно информации), которая очень поверхностна. Отсюда, на мой взгляд, проблема глубины знаний, которая идет в том числе и из-за сокращения аудиторных (в том числе практических занятий) часов. Парадокс снижения аудиторных часов заключается в том, что аудиторные часы снижаются, а горловая нагрузка преподавателя увеличивается.

Ваторопин Александр Сергеевич

Обрушение стандартов профессиональной деятельности преподавателя во многом связано с тем, что перестала быть элитной профессия преподавателя с точки зрения общественной и финансовой оценки. Это привело к падению конкуренции на эти места. У нас внутри системы высшего образования эти стандарты утрачены. Что мы делаем? Мы начинаем запускать различные административные процедуры, связанные с защитами, диссентерами. Это тоже нужно делать, но это не вносит в систему оценки и внутреннего саморазвития. Это внешняя система давления на среду, которая как-то повлияет на систему, но механизмов, создающих внутренние корпоративные ценности и стандарты, пока не видно. Это очень серьезный риск.

Клюев Алексей Константинович

Когда говорят, что образование должно следовать, отвечать потребностям рынка, явно недооценивают его опережающую роль. Я бы не считал, что главное – это потребности рынка. Образование все равно должно опережать.

Вишневский Юрий Рудольфович

Индивидуальная подготовка студентов должна быть. Сейчас она не индивидуальная, и пока человек учится в потоке или в какой-то группе, он будет как все.

Караман Евгений Вадимович

По традиции преподаватель – человек, к которому студент должен испытывать уважение: к тому труду, который он делает, и тем знаниям, которые он несет. Что мы опять же понимаем под нелинейной формой общения студента с преподавателем? Ее какое-то панибратство? Я не считаю, что это правильно. Я по-прежнему настаиваю: когда заходит преподаватель в аудиторию, студент должен встать. Когда я общаюсь со студентами, то периодически подчеркиваю одну мысль, что преподаватель не читает ту дисциплину, которую заявляет: философ не читает философию, историк не читает историю, даже математик не читает математику, а каждый из нас излагает ту версию, которую считает наиболее правильной. Если у студента есть свое видение этого предмета, есть четкие аргументы, есть своя точка зрения, несомненно, он вправе ее высказывать. Квалифицированные преподаватели к этому готовы, у кого уровень преподавания не очень высок и опыта большого нет, еще не готовы.

Капитонов Иван Владимирович

Надо понимать, когда мы говорим слово «наука», здесь есть, как минимум, три уровня: Первое то, что называется фундаментальной наукой. Она никакого прямого отношения к развитию региона не имеет, а только опосредованное, потому что это способ сохранения и развития самого квалифицированного, в смысле владения областью знания, профессорско-преподавательского состава. А присутствие фундаментальной науки – некий аттрактор для всего остального. Если на территории региона нет этого высококвалифицированного профессорско-преподавательского состава, то нет аттрактора, и не будет притяжения в этот регион. Одновременно люди, которые способны на высоком уровне заниматься наукой, привлекают деньги (обычно это деньги федеральные или других правительств в зависимости от страны – и этот приток не такой маленький). У нас в стране есть классический пример города Томска, где поступления от трех отличных вуза – это больше половины бюджета города. Как только вузов не будет, что будет с Томском? Никаких шансов на дальнейшую жизнь. Есть и другие примеры. Уральский федеральный университет тоже выступает центром притяжения в регион, в город денег, и весьма не маленьких. Второй элемент – разработка технологий – то, что называется опытно-конструкторскими работами – это некая часть фундаментального сгенерированного знания. На этом уже уровне развития техника и технологии могут быть переведены во что-то новое: технологии, технологические процессы, новые сплавы для самолетов, новые композитные материалы для автомобилей, сплавы для труб и т.д. Это может повлиять на регион, при условии, что промышленность региона готова впитывать все это. Вот здесь есть проблема. У нас промышленность всей страны к этому не готова! Я не знаю, по каким причинам. Может быть потому, что она как была монопольная, так и осталась. Может быть потому, что просто не нужно. Может быть проще купить станки за границей, поставить их и штамповать на них что-то, ни о чем больше не думая. Хотя, может быть, я не особенно прав, так как все крупные компании имею собственные научно-исследовательские и внедренческие структуры (внутри Газпрома, Роснефти, ТНК) - на свои деньги содержащиеся и занимающиеся этими технологическими вопросами. Поэтому даже если взять наш регион, у нас куча научных подразделений, которые генерируют новые разработки, но не применяют их. Но это связано не с нашим регионом, а с экономикой России вообще. И, наконец, третье, это прямые продажи этих научно-технических услуг. Как правило, это наука уже совсем прикладная. Это в Советском Союзе были прикладные институты, которые работали в какой-то отрасли и которые просто жили за счет того, что свои разработки продавали. Это повлиять на развитие региона, безусловно, может, но при условии, что им есть что продавать и есть кому покупать. Отличие уровня продаж научно-технических услуг от разработки технологий заключается в том, что первые разрабатывают, а вторые должны иметь то, что продают, т.е. у них другой показатель эффективности. Условно эти уровни науки довольно легко разделить по показателям, оцифровать. Фундаментальная наука – генератор знаний (научные публикации, монографии, публикации в престижных качественных журналах – причем и количество и качество). Разработка технологий – объекты интеллектуальной собственности (патенты, авторские свидетельства, объекты базы данных – то, что защищено авторскими правами). А продажа научно-технических услуг – это просто количество денег, которые мы получили от продажи (не обязательно патентов, но и, прежде всего, услуг).

Иванов Алексей Олегович

Государство просто не понимает, как перейти из одной модели образования в другую, оно просто опасается ситуации социального взрыва в рамках электоральных циклов, и каждый раз боится сделать это. Если мы признаем, что металлургов надо 50, максимум 100, а мы выпускаем 400, то, для того, чтоб получить через 4 года нужный эффект, мы должны сейчас резко принять решение о сокращении контрольных цифр приема, т.е. бюджетного заказа. И уже сейчас начать массовое сокращение преподавателей. Вопрос только в том, кто ответить за социальный результат. А за результат должно ответить государство, но конкретные представители государства не готовы брать на себя такую ответственность. Точно так же как у нас захлебнулась, на мой взгляд, реформа здравоохранения, пенсионная реформа и все прочие социально-значимые реформы. Реформа образования – это такая же социально-значимая реформа. Если завтра административным путем выпустить набор документов по соответствию рыночного запроса и количества выпускников, то получим социальный взрыв. Поэтому сокращение выпускников вуза по отдельным специальностям все равно будет, но достаточно медленно: по 10% (сокращение бюджетных мест на «ненужные» экономики и государству специальности) каждые 4 года. Исходя из этого для реформы российского образования нужно лет 20 лет.

Кортов Сергей Всеволодович

Я не очень поддерживаю мнение, что министерство образования пытается сориентировать образовательный процесс на два интеллектуальных центра: Петербург и Москву. Я думаю, это не так. И регионам уделяется достаточное внимания, в том числе и финансовое. Крупные образовательные структуры в Мордовии тоже с трудом закрывают имеющиеся бюджетные места, поэтому никаких ущемлений я не вижу. В том числе наш Мордовский университет за последние пять лет изменил свой статус, он был государственным университетом, сейчас Национально-исследовательский университет, то есть серьезные вливания в соответствии с имеющимся статусом были. Всем регионам уделяется внимание. Другое дело, естественно, что столицы есть столицы, и у нас протяжение в основном идет к Саранску, а в масштабах России протяжение к двум столицам, если можно так сказать неизбежном. Это довольно естественный процесс, особого ущемления какого-то я не вижу.

Капитонов Иван Владимирович

В последние два года у нас образованы базовые кафедры на предприятиях. В нашем институте это Театр оперы и балета – как базовая кафедра, которая готовит актёров. Все практики проходят там, студенты участвуют в спектаклях, постоянно находятся на сцене, видят все процессы. Такое взаимодействие очень важно и интересно. Более того, в настоящее время мы осуществляем сетевое взаимодействие с Удмуртским государственным университетом (наша кафедра культурологии и кафедра культурологии и социологии Удмуртского университета). В связи с финансовыми затруднениями обменные поездки намного сокращены, но тем не менее мы постоянно проводим Онлайн-вебинары магистрантов. Темы разные: от теоретических (межкультурный диалог, этнофутуризм и др.) до творчества философов, литературоведов, культурологов, художников. Теперь эти связи расширились, мы вышли за рамки фино-угорской общности и сотрудничаем с Ярославским педагогическим университетом им. К.Д. Ушинского, Марийским государственным университетом, с Нижним Новгородом, Казанью. Отмечу также общую заинтересованность в подготовке научных кадров. Обсуждаем подготовку аспирантов и докторантов, и защиты диссертаций в нашем диссовете. В последнее время объем работ в диссовете возрос (города Москва, Казань, Пенза, Рязань, Самара, Ульяновск и др.). Мы выходим за рамки своего региона и эта интеграция очень интересна, она и активная, и способствует пересечению самых разных и линейных, и нелинейных связей.

Воронина Наталья Ивановна

Университеты должны создавать самостоятельные научно-организационные структуры типа института. Нужны крупные научно-исследовательские структуры, потому что кафедра не в состоянии решать крупные проблемы. Ну чего?! Учебный процесс... Заведующие кафедрами только успевают выполнять поручения ректората по дорожным картам и т. д.

Куцев Геннадий Филиппович

Модульный принцип разрушает кафедральную структуру. В этих условиях мечты о том, что кафедра будет центром научного развития, невозможно реализовать.

Вишневский Юрий Рудольфович

Вот есть молодые педагоги, которые вполне соответствуют современным требованиям к высшему образованию, они знают, умеют и делают всякие презентации и игры и т.д. Они современным требованиям полностью соответствуют, но являются ли они профессионалами? Передают ли они знания? Дают ли они образование? Или они развлекаются? Профессионализм – это одно, а современные требование – это другое. Как профессионал сегодня я могу научить, дать знания студенту, но современные требования не требуют от меня этого. Если не требуется в высшей школе от преподавателя быть профессионалом, то он и не будет эту задачу выполнять. Высшая школа учит преподавателей вертеться как ужи на сковородке. Мы должны быть мобильными, быстро перестраиваться, успевать все. От нас не требуется глубоких знаний по дисциплине, владения методиками преподавания. Сегодня профессионал тот, кто выживает, быстро шустрик, он и там, и тут, он везде.

Заборова Елена Николаевна

В научно-педагогическом сообществе сегодня довольно сильны ностальгические настроения потому, что в советское время при средней зарплате в стране в 120 рублей доценты получали 400 рублей, а профессора по 600–800 рублей. И нагрузка была меньше! Раньше профессор – это человек, на которого смотрели снизу вверх: и по статусу, и по мозгам, и по деньгам.

Ваторопин Александр Сергеевич

В системе управления российским высшим образованием доминирует линейная модель, которая тормозит, не способствует развитию и использованию имеющегося потенциала регионального образовательного пространства. Наблюдается, что акцент в государственном управлении делается на государственное содействие и поддержку небольшого количества успешно функционирующих столичных образовательных организаций. Данная ситуация негативно сказывается на функционирование большого количества региональных образовательных организаций высшего образования и провоцирует появление много проблем.

Лушенкова Наталья Ивановна

По моему мнению, в вузе должна быть жесткая и авторитарная система управления, четкое исполнение приказов и распоряжений ректората. Никаких тут отклонений не должно быть. В то же время «широкое вовлечение в управление всех работников и обучающихся» в УГЛТУ реализуется: Ученый совет как высший орган управления университетом включает в свой состав не только ППС, других работников, но и представителей обучающихся очной формы всех институтов и факультетов. Однако возникает вопрос: насколько необходимо участие обучающихся при решении глобальных задач и перспектив развития вуза? Например, когда речь идет о выборе и избрании ректора. Студент – человек временный. Сегодняшний студент решение принял, а потом закончил вуз и ушел, или его отчислили по каким-то причинам (за академическую неуспеваемость). И ему все равно, как будут обстоять дела в вузе при вновь избранном ректоре. Студенческое самоуправление я приветствую, а вот полностью отдавать студентам управление считаю необязательным.

Колесников Сергей Иванович

Инфраструктурные изменения, которые происходят по ликвидации филиалов, приводят к оскудению высшей школы, ухудшению ее дизайна. Здесь нужны не ликвидационные решения, нужны решения по оптимизации. Нужно, чтобы филиалы занимались чем-то другим, нужно создавать модели функционирования межвузовских филиалов, сетевых филиалов, которые работали бы на сеть университетов. То, что каждый университет будет держать филиал в маленьком городе, это смешно, конечно. Но как без университета в 175-тысячном городе?! На западе в таких городах функционируют свои университеты. А у нас в России образовательная инфраструктура в таких городах крайне скудная. Ликвидация такой развитой филиальности, особенно в ситуации кризиса, создает проблему доступности образования, ухудшает культурно-образовательную среду. Нужно менять политику. Не закрывать филиалы, а нужно чтобы они повышали свой статус, создавая тем самым культурно-образовательные центры в небольших городах, чтобы они из машины по зарабатыванию денег превращались в университеты, потому что их основные функции сегодня – вытягивание денег из населения и раздача дипломов. Такую систему надо ликвидировать. Но не все филиалы устроены так, их можно развернуть в правильном направлении.

Клюев Алексей Константинович

Проявляется спешка с реализацией инноваций. Ужасное дело. Внедряются инновации без учета ближайших и отдаленных последствий. Это постоянное обновление, непрерывные изменения правил игры в процессе игры. Я бы назвал это понятием «инновационная усталость».

Вишневский Юрий Рудольфович

Все лозунги, все попытки связать высшее образование с работодателями через образовательные стандарты, экспертизу образовательных программ, заседания в аттестационных комиссиях на содержание образования оказывают крайне незначительное влияние. Вопрос в том, кто из наших выпускников, как и куда трудоустраивается. И вот здесь-то, именно в этой ситуации связь «вуз – рынок труда» складывается стихийно. Но эта ситуация отражает действительные связи, потому что происходит репутационное оценивание обществом того, куда могут трудоустроиться выпускники одного вуза, а куда – выпускники другого. Многое определяет тот факт, кто придет в качестве абитуриентов. Предпочтения абитуриентов социум как в «черном ящике» переваривает и выдает результат, который периодически можно ретроспективно интерпретировать и понимать.

Кислов Александр Геннадьевич

Организация научной деятельности в самом вузе сводится к составлению отчетов. База для этого формальная: публикации и получение грантов. По сути, нет организации научной работы в вузе. В остальном показатели нам выданы, мы знаем, что делать, но никто нас не организует. Вуз выполняет те самые функции, которые выполняет соответствующий маркетинговый отдел любой фирмы. Я не видел ни одного вуза, где всерьез занимались организацией научной деятельности. Все это реализовано лишь рамочно: если вы хотите получать гранты – пожалуйста, получайте, работайте. Хотите заработать деньги – пожалуйста, а администрация все это будет лишь проверять и регистрировать, демонстрируя положительную отчетность.

Лейбович Олег Леонидович

Разорвана связь системы школьного образования с вузами, техникумами. Школы дезориентированы, они не понимают, что от них нужно, кроме «сдать ЕГЭ». Дальнейшая судьба бывших учеников не волнует. В связи с этим необходимо углубление связи высшего образования со школами. Важны и подготовительные курсы, и профориентационная работа.

Стегний Василий Николаевич

В основе построения модели высшего образования должен быть принцип многообразия. Ни одна из имеющихся, самых замечательных, продуманных моделей, или из тех, которые могут быть изобретены, не будут универсальными. Ни социум, ни индивиды, которые приходят в высшую школу работать или тем более обучаться, не сводимы ни к какому общему знаменателю. И пытаться унифицировать высшую школу – это губить ее. Я думаю, что она должна быть разной, она должна работать на разные сегменты социума. Именно это и происходило в 1990-е, нулевые годы. Да, там много было болезненного, смешного и огорчительного. Но высшее образование было каким-то живым. При деликатном вмешательстве государства оно могло быть и здоровым в перспективе. А когда всех «построили» или почти уже «построили», тогда думать о своей нише, о своем потребителе, заказчике, о содержании уже и не хочется. Свободы не хватает. Здоровый энтузиазм очень часто упирается в недопонимание, неприятие и отсутствие просто административной модели, которая бы позволила существовать вот этому многообразию.

Кислов Александр Геннадьевич

Государство должно предложить места работы, а это значит, что государство должно управлять рынком труда. Государство же формирует какие-то стратегии, знает, что где-то надо построить деревообрабатывающий комбинат. Он будет строится на частные инвестиции, и в этом смысле как раз эта процедура была бы вариантом частно-государственного партнерства. И не было бы проблем, что это не рыночная схема, а административно-командная. В этом случае руководители кадровых служб предприятий отправляют какие-то заявки. Все знают, что в этом университете учатся бакалавры по таким-то направлениям. Но для этого мы должны четко и ясно сказать, что для лесной и деревообрабатывающей промышленности готовят специалистов в лесотехническом университете. А сейчас наше направление называется «сельское, рыбное и лесное хозяйство». Получается, что эти отрасли нуждаются в одинаковых специалистах. Может быть, но эти «отрасли» этого не знают. И вот начинается конфликт, ломка, непонятность.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Бакалавр – это технолог. Я бы обратилась к модели японского образования. Японское государственное образование очень низкого уровня, уровня бакалавра. Если компании необходим высококвалифицированный специалист, то она обучает его за свои средства. У нас очень мало корпоративных университетов, поэтому надо по-другому. Я считаю, что нам бакалавры нужны. Но сами бакалавры должны понимать, что это начальная фаза образовательной траектории профессионального образования. И преподаватель должен понимать, что он готовит не академика. А он готовить здесь технолога, который будет рассчитывать на зарплату 15–20 тыс. рублей. Но при подготовке бакалавра требуется образовательная общность. Бакалавра надо готовит так, чтобы была общность преподавателей, чтобы каждый преподаватель не просто вел только свой предмет.

Баразгова Евгения Станиславовна

Один из наших проректоров когда-то говорил, что самую большую угрозу классическим университетам составляют корпоративные университеты. По большому счету, здесь переучивают. И этот «хлеб» корпоративных университетов мы пытаемся отыграть. Как? Мы же не умеем учит, так, как это там делают. В корпоративных университетах учат мастера. Значит, надо привлекать в университеты кадры из экономики – мастеров, наставников, даже тех, кто на пенсии.

Бекарев Адриан Михайлович

Наша кафедра взаимодействует с Московским государственным институтом культуры, Санкт-Петербургским государственным институтом культуры, Казанским государственным институтом культуры, Сыктывкарским государственным университетом им. Питирима Сорокина. Однако это взаимодействие иногда фрагментарно. Видимо, в масштабе всей страны иерархическая система, которая есть в высшем образовании, препятствует полноценному развитию синергетической парадигмы, т. е. вертикаль пока намного сильнее, чем горизонталь. В любом случае, пока на макроуровне этот процесс не будет реализовываться, можно ли в какой-то одной точке сделать нелинейность, если вся система априори линейная? Сложно сказать…

Елисеева Юлия Александровна

Современная общественность занимает агрессивную либо нейтральную позицию, поэтому вряд ли как-то существенно может повлиять на сложившуюся ситуацию в высшей школе. Скорее здесь будут играть роль персональный авторитет в каких-либо сообществах. Еще у нас нет сейчас общественных организаций, движений, которые могли бы этому способствовать. Они создаются либо временно (например, общественные движения матерей, которые возникали в периоды войн), либо имеют точечный локальный характер (например, ассоциация выпускников УрФУ).

Вербицкая Наталья Олеговна

Университеты не являются на сегодняшний день самостоятельными агентами развития. Вузы в большинстве своем не обладают возможностями существенно влиять на развитие региона.

Караман Евгений Вадимович

Как хорошо известно, заочное обучение как организационная форма получения высшего образования имеет длительную историю. Несмотря на разные названия (дистанционное обучение, обучение в «открытом университете»), суть этой формы состоит в том, что студенты основную часть знаний получают в процессе самостоятельной работы с учебными материалами, не находясь физически в контакте с преподавателями и в стенах учебного заведения. А вот способы доставки учебных материалов менялись в соответствии с техническим прогрессом от печатных материалов десятилетия назад до компьютерных платформ в настоящее время. При этом современные технологии электронного обучения становятся не только средством получения образования «на дистанции» от вуза, но и отличным подспорьем для студентов-очников. Кроме того, за счет появления широкого и доступного спектра отдельных электронных курсов (mooc) дистанционное обучение вышло за пределы задач получения образовательной степени и стало средством массового дистанционного повышения квалификации и переподготовки. Однако надо понимать, что никакие современные образовательные технологии «доставки знаний» не могут отменить (заменить) университет как институт «производства человеческого капитала» и, в целом, интеллектуальную основу образовательной системы.

Грудзинский Александр Олегович

Я признаю прямое взаимодействие конкретной кафедры конкретного вуза с конкретным цехом конкретного предприятия. А все «промежуточные прокладки» - лишь потеря информации, энергетики, времени и денег.

Караман Евгений Вадимович

Российский студент не в состоянии выбрать индивидуальную профессиональную образовательную траекторию. То есть он ее выберет, но возникает вопрос, исходя из каких критериев состоится выбор. Будет ли выбранная траектория правильной, даст ли она ему знания? Или ему просто кажется, что по этой траектории легко получить диплом? Сегодня вуз исходит от установки, как будто к нам пришел кандидат наук. Выбор модулей – нереальная задача для выпускника российской школы.

Заборова Елена Николаевна

Качество образования – это, в первую очередь, наличие высококвалифицированных кадров, способных к эффективной профессиональной деятельности и быстрой адаптации в современных условиях, владеющих современными технологиями в своем направлении. Составляющая частью оценки качества образования является оценка качества «конечного продукта» - нашего выпускника.

Чернышев Олег Николаевич

Первое, что сегодня жизненно необходимо российской высшей школе – это преемственность образовательных традиций, потом уже реальная, а не формальная наука. Это обязательно должен быть лидер, около которого возникает школа. Сегодня условия работы в ВУЗе следующие: если ты занимаешься наукой, то у тебя нет возможности заниматься учебным процессом, либо с точностью все наоборот. Наука требует сосредоточенности, спокойствия, большой концентрации и сил.

Заборова Елена Николаевна

Высшая школа в России всегда выделялась своим свободомыслием, свободой организации деятельности, некой свободой управления – это было одной из высших ценностей при самодержавии. В советское время про это сложно, наверное, было говорить. Конечно, некий дух вольности, возможность любому преподавателю высказывать свою точку зрения, которая может не зависеть от общей политики государства, это должно присутствовать в высшей школе. Мне почему-то кажется, что у нас это есть. В этом смысле мне очень нравятся великолепные слова Вольтера: «Лучшая страна на свете – Англия. Там можно думать безнаказанно». Думать безнаказанно, говорить вещи, которые не укладываются в курс государственной идеологии или политики, – это наша задача. Сейчас везде информационные технологии, ведь если мы говорим о формировании гражданского общества, то это хороший инструмент – нелинейная форма управления высшей школой.

Капитонов Иван Владимирович

Работает только один механизм – отказ от устаревших методов и большая свобода преподавателя. Нужна поддержка сетевых механизмов, смена системы финансирования. Если устранить хотя бы ту бумажную работу, на которую у преподавателей уходит большая часть времени, будет сохранена их мотивация и будут реальные результаты.

Елисеева Юлия Александровна

Сегодня на рынке труда существует реальный запрос на эффективных менеджеров. Для этого необходимо высокое качество образования. Именно этим объясняется то, что выделили 50 вузов, в которых будут готовить самых эффективных. Я не буду оценивать эту идею. На мой взгляд, этого мало. Это разрушение инфраструктуры городов и жизненных планов людей. Но это факт.

Баразгова Евгения Станиславовна

Если исходить из европейских систем, то там заинтересованы студенты, у них свободный режим занятий. Но нашим студентам это пока не очень понятно, они деньги зарабатывают, а в учёбе заинтересованы мало. На мой взгляд, в наших вузах должно вводиться личное обучение, когда студент прямо взаимодействует со своими преподавателями. Но у нас, по мнению администрации, более 300 лишних преподавателей в ВУЗе. Какой же здесь выбор? Все зажаты в этих рамках.

Воронина Наталья Ивановна

Я нахожу целесообразной и полезной систему грантовой поддержки инициатив, которая бы была не только для отчетности вуза или научной организации, а реально высвобождала бы людей для выполнения научных исследований по-настоящему. Чтобы они не «дергались» – занятия провести, потом еще где-нибудь «подшабашить», да еще и грант отработать. Вот эта формулировка – «отработать грант», а не поработать на него, она говорящая. Поэтому нужны гранты, которые были бы весомыми, в том числе и финансово. Давались бы не на год, а на какой-то более продолжительный период времени. Тогда можно разогнаться, тогда начинаешь набирать результаты и вообще оценивать происходящее в исследовании не со стартовых позиций.

Кислов Александр Геннадьевич

Со средним профессиональным образованием есть эффективные формы взаимодействия, мы набираем после техникума на второй курс, на инженерные специальности, даже на экономические специальности – на укороченную систему подготовки.

Стегний Василий Николаевич

Сейчас значимость и самостоятельность студенческих научных работ сильно уменьшилась. Да, все говорят, что это классно, когда студент занимается наукой. А где это записано? В каком месте учебного плана записано, что студент должен иметь научные результаты? Да, есть для инженеров НИР как дисциплина – две зачетных единицы, а как он ее в реальности делает? Нигде не сказано. Содержание НИР остается на совести вуза.

Караман Евгений Вадимович

Увеличение числа иностранных студентов - это тенденция. Нас заставляют это делать, но смысла в этом я не вижу, кроме погони за деньгами или за место в рейтинге.

Иванов Алексей Олегович

Экономическая эффективность обучения – это очень больной вопрос. Никто не умеет это объективно мерить. Образовательная услуга неосязаема, она имеет отложенный эффект, качество проверить сложно. В мире нет удовлетворительных методик для оценки эффективности образования. Можно бесконечно внутри вуза спорить об эффективности, но лучше спросить работодателя, готов ли он оплатить ту или иную образовательную услугу.

Караман Евгений Вадимович

Инновационная деятельность – это одно из модных слов, которое навесили на известный процесс. Раньше это называлось – процесс внедрения своих научных разработок.

Ребрин Олег Иринархович

Нас вынуждают в рамках программы «5-100» взаимодействовать с зарубежными вузами. А если бы УрФУ был ориентирован на нужды региона, как это изначально было во всех документах написано, то никаких зарубежных взаимодействий и не требовалось. Только если бы в регионе понадобилось такие взаимодействия, то среагировали бы. А сейчас вынуждают.

Иванов Алексей Олегович

Одна из основных проблем развития инновационной культуры вуза то, что у массовой части населения, включая меня, отсутствует так называемая предпринимательская жилка.

Иванов Алексей Олегович

Изменение образовательных технологий – это концептуальный момент. Мало задать правильный результат, надо понять, как к нему прийти, при чем прийти в ограниченное время. Здесь мы выходим на проблему типов образовательных программ – бакалавриат, магистратура. В инженерке как наша профессура работала, так она и работает, пытаясь загнать эти пять в четыре, что практически невозможно. Режем курсы, ужимаем все компоненты, делаем то, за что нас справедливо называют недоделанными инженерами. И не надо было ничего доделывать. Сегодня есть стандарты, где все написано и понятно, кто такой бакалавр, кто такой магистр. Готовить их надо по-разному. Есть прикладной бакалавриат (под конкретного работодателя, под конкретные рабочие места), есть академический бакалавриат (направлен на научную лестницу), магистратура, аспирантура.

Ребрин Олег Иринархович

Вузы, несомненно, оказывают влияние на развитие региона. Потому, что, как ни крути, УрГУ и УПИ – за свою жизнь выпустила более 300 тыс. выпускников. А они где работают? Они в основной массе здесь работали и работают. У нас, я уверен (хотя статистики нет), что по Свердловской области количество специалистов с дипломами вузов неуральского региона, исчезающее маленькая величина.

Иванов Алексей Олегович

Уничтожение региональных вузов (слияние, уничтожение филиалов) – это плохо для города, а также для местного культурного и социального климата. От слияния и уничтожения вузы перестают обеспечивать функцию социальной поддержки, и тогда деградирует регион.

Лейбович Олег Леонидович

Формы участия вузовского сообщества в региональных процессах? Естественно, что без внутренней автономии вузы сегодня слабы в деле контактов с внешней средой, потому что они не слишком успешны ни в научном, ни в образовательных смыслах. Вузы находятся под отеческой опекой местной власти. Сколько в этих контактах ни участвовал – результат один. Через совет ректоров была попытка создать при губернаторе некое экспертное сообщество. После нескольких заседаний все умерло. Была попытка создания официального экспертного совета, который мог бы аккумулировать вузовские идеи и помогать в их реализации через властные структуры. Отобрали кандидатов, по-моему, вышел даже указ губернатора о создании этого совета, но о его работе я ничего не слышал. Какие-то эпизодические контакты у нас сохраняются, наши преподаватели, профессора в роли экспертов участвуют чуть ли не в пятидесяти структурах, но они скорее эксперты-консультанты в том числе по вопросам кадрового отбора. Что касается влияния на политику и управление, это точечные экспертизы. И даже в них голос науки не самый сильный или не очень уважаемый.

Скоробогатский Вячеслав Васильевич

В чем расходятся вузовское сообщество и региональная власть? В центре деятельности местной власти стоит коммерческий интерес. У нас интерес другой – подготовить специалиста. Там, где коммерческие интересы совпадают, есть некоторое взаимодействие. Где они нас не могут «подоить», ничего не получается. Мы вуз федерального подчинения, но федеральная власть проверяет у нас только бюджет – куда вуз тратит деньги. И спускает директивы и ограничения. Особенности федеральной власти и федеральных показателей в том, что системы управления подстроены под рейтинг, а не под качество образования. Возвращаясь к региональной власти: если коммерческий интерес поменяется на интерес культурный, тогда все изменится. Вуз ведь не только научный, образовательный, но и культурный центр. И основными формами культуры в последние десятилетия стали наука и техника. Вузы также центры социального развития.

Стегний Василий Николаевич

К объединению вузов как к укрупнению я отношусь плохо, потому что крупный вуз – это плохо управляемая структура. Крупный вуз уже не ликвидируешь, не для того его укрупняли. Парадокс объединения: малоповоротливый вуз, тем не менее, непотопляем и устойчив.

Караман Евгений Вадимович

Статистика говорит о том, что у нас при выпуске 250 тыс. выпускников в год по техническим направлениям востребовано в реальности только 50 тыс., а 200 тыс. выпускников мы готовим в никуда. Я не говорю, что это плохо. Безусловно, это социализация; в результате они где-то трудоустраиваются, но мы их профилизируем абсолютно напрасно, мы знаем, что они не найдут работу по этому профилю. Подготовить человека по узкой специальности, а потом выбросить его на широкий рынок – это значит, что он будет плохо адаптироваться. В связи с этим широкий инженерный бакалавриат – одна из новых моделей, которую мы сейчас развиваем. Мы говорим, что надо отказаться от узких профилей. У выпускника будет предметная область. Нельзя будет сказать, что он ни химик, ни металлург. Но если ты металлург, то ты не только прокатчик или только литейщик. Ты вообще получаешь хорошую фундаментальную базу. От этого нельзя отказываться. Это наш козырь, это наш плюс. Но надо еще добавить soft skills – универсальные компетенции, чтобы человек мог адаптироваться в любой обстановке.

Ребрин Олег Иринархович

Самый правильный принцип построения модели высшего образования – «Учитель - Ученик», как было в Древней Греции: очень квалифицированный и заинтересованный в своей работе Учитель и Ученик, который демонстрирует, что есть смысл тратить ментальную энергию Учителю. Если такого ученика нет, то и нет смысла Учителю тратить свою энергию.

Иванов Алексей Олегович

Вуз работает на потребителя! Вуз работает не сам на себя, а на потребителя! Соответственно, он должен не говорить потребителю, что он ничего не понимает и лезет со своими высказываниями, а должен находить тот необходимый баланс между спросом и предложением, потребностями общества, экономики. Вузы спасает только одно, что основным работодателем, основным заказчиком является государство, а не общество. Это просто спасает Вузы от банкротства. Но, во-первых, государство все меньше и меньше хочет нести на себе роль единоличного заказчика. А, во-вторых, даже как единоличный заказчик, оно все больше и чаще транслирует желание субъектов экономики. Поэтому вуз обязан учитывать и вести клиентоориентированную политику, потому что он выпускает продукт – образовательный, научный, технологический, инновационный – будем так называть. Он выпускает портфель продуктов на рынок и обязан соответствовать требованиям потребителей.

Кортов Сергей Всеволодович

Серьезная проблема вузов – это отсутствие полноценной возможности у преподавателей, имеющих серьезный потенциал, являющихся «цветом нации», преподавать то и так, как это было бы полезно для дела. В итоге образование обезличивается, формализуется. Этому «помогают» все эти способы формализованного оценивания, которые умными студентами воспринимаются как «тренинг массового идиотизма». Происходит выхолащивание содержательного, интересного, подмена пресловутыми показателями. Ранятся лучшие научные и образовательные традиции. Я думаю, в регионе есть более-менее развитые вузовские города. Мегаполисы задают определенную высокую планку образованию. Конечно, это не столичный уровень. Ощущается замкнутость региональных вузов на себя. В них достаточно слабые связи с зарубежными коллегами и институциями. Это проблема. Вообще-то это нехорошо. Министерство провозглашает борьбу с этой особенностью, которую я называю провинциализмом, и тут я солидарен. Но преодоление провинциализма требует вложений прежде всего времени, которого у преподавателей высшей школы нет и не предвидится. Риск провинциализации есть, он ощущается и признается почти всеми.

Кислов Александр Геннадьевич

Я думаю, что главный ресурс – это качество преподавателей, профессиональная сторона, уровень профессионализма. У нас все глупо делается. Вот идея приглашать западных профессионалов. Идея может быть хороша, но все формализуется. Приглашают черт знает кого, лишь бы был иностранный. При этом не проверяют его труды, ни его реальную академическую активность, ничего не выясняется. При этом необходимо сделать так, чтобы не все лучшее в вышке, а по принципу остаточному – в регионе, кто не уехал, кто не смог уехать. Вуз должен иметь такие рычаги, чтобы повышать квалификацию своих сотрудников, как минимум оплачивать командировки на всевозможные конференции, школы. Это же с боями, ни на что денег нет. Чем вы хотите обеспечивать качество? Потому что знания устаревают, интернет интернетом, но тем не менее живое общение, самые современные вещи, они же не появляются в интернете, их выдерживают пару лет в рамках индивидуальной собственности, чтобы никто не претендовал. Получается, что все выхолащивается, поэтому ресурсы это прежде всего деньги. Второе – это профессиональный потенциал. Управленческий ресурс, безусловно, но здесь совсем беда. Потому что мы должны считать, что на самую высшую должность ректор должен приглашаться, выбираться. Прежде всего должен быть человек, который обладает репутацией, определённым бэкграундом научным. Но ничего же этого мы не видим, сегодня принцип продвижения – это лояльность по отношению к власти. На первый уровень приходит принцип лояльности к власти, т. е. политическая характеристика, а не характеристика научного плана. Это же глупость управленческая. Такой состав защищен своей лояльностью, попробуй с ним спорить, их не выгонишь с этого места, потому что они пригодны и удобны. Поэтому они такие маленькие царьки, фактически полное воспроизведение структуры власти.

Готлиб Анна Семёновна

Модель российского высшего образования, ее идеология может быть выработана только тогда, когда мы четко поймем: какое общество хотим построить? Пока не определились с этим (тем более ни одно общество не знает, куда оно идет, включая Запад). Говорить об образовании очень сложно, потому что не знаем – кого надо готовить. Если нам нужно общество безграмотных, то это одна идеология; если компетентные, профессиональные специалисты, то другая…

Ваторопин Александр Сергеевич

Эффективность аспирантуры. Сейчас порядка 20% выпускников защищают диссертации в срок или в течение полгода после окончания аспирантуры. Еще приблизительно столько же - в течении двух-трех лет после окончания аспирантуры. Мы постоянно мониторим трудовую занятость своих выпускников, отслеживаем академические и неакадемические рынки интеллектуального труда. Учитывая важность факта защиты диссертации как результата обучения в аспирантуре, считаю, что эффективность аспирантуры следует оценивать по количеству выпускников, защитивших диссертации в срок или в течение двух-трех лет после завершения обучения.

Бедный Борис Ильич

Институциональные изменения в высшем образовании своевременны, они даже опаздывают. Многое из того, что сейчас делается, надо было делать раньше, раньше искать точки роста, заниматься дифференциацией поддержки лидеров и пр. Но вузы к этим изменениям не готовы. «Буйных» в вузах стало мало. Если говорить о любых временных измерениях, то есть люди, ориентированные на консервацию времени, а есть люди, ориентированные на развитие времени. В вузах стало слишком много людей, ориентированных на консервацию времени. «Буйных» мало.

Клюев Алексей Константинович

Очень важное предложение, наверное, самое действенное и правильное – это создание общественного движения. Общественное движение может помочь. С другой стороны, мне кажется, нужно пойти еще одним путем встречным, создание пилотных очагов. Это могут быть пилотные школы, это может быть пилотный регион. У нас есть такой опыт в НФПК. У нас было три таких чудесных пилотных региона. Мне кажется, есть два таких пути: общественное движение, которое никому не помешает, которое вполне можно сделать, и пилотные регионы.

Константиновский Давид Львович

У нас в девяностые годы были очень активные связи с зарубежными вузами и иными организациями, многочисленные поездки... Мы насмотрелись этих западных моделей и технологий образования и попытались реализовать у себя. У меня была иллюзия, что преподаватели, увидев ту жизнь, поняв, как хорошо работать по тем схемам, могут активно откликнуться. Правда, я не учел, что надо бы и о студентах подумать. Даже не о самих студентах, а нужно ли это тем, кто потом этих выпускников будет брать на работу. Мы думали, что, совершив маленькую революцию в нашем вузе, продвинемся. Все это достаточно быстро заглохло ввиду сопротивления внешней среды и внутреннего сопротивления по принципу «перестройка показала, что все за, но лично мне и так неплохо, пусть другие перестраиваются».

Скоробогатский Вячеслав Васильевич

Какие-то принципы, приёмы, методы синергетического видения высшего образования обязательно должны внедряться. Но есть некоторые вопросы. У вас очень хорошие таблицы, в которых чётко разведены критерии сравнения и выделены преимущества нелинейной модели высшего образования и ограничения линейной модели. Но мне показалось, что эта нелинейная парадигма, которую необходимо внедрять, планируется только внутри системы высшего образования. Вы выделяете три подсистемы в системе высшего образования: образовательная организация, общности и управление высшим образованием. Но система высшего образования сама входит в более крупную систему, эти системы можно надстраивать, и получится метасистема. Что в данном случае будет являться этой метасистемой? К чему мы придём в этой матрёшке?

Елисеева Юлия Александровна

В редких случаях предприятия готовы вкладываться в подготовку инженера начиная с первого курса. Ведь курс обучения 4- 6 лет, ждать долго, а ситуация на предприятии меняется. Такая подготовка с первого курса организуется только при помощи административного ресурса.

Караман Евгений Вадимович

Выпускников в области IT технологий мы готовим за бюджетные деньги. Причем таких, что поискать еще по всей стране. Если к тому же студент закончил магистратуру, то стоимость его обучения под миллион рублей тянет. Государство потратило, а предприятие получает наших выпускников практически бесплатно. А IT индустрия у нас практически вся частная. Получается, что бизнес имеет специалистов почти даром. Компания в 10-20 человек не платит таких налогов, чтобы одного выпускника подготовить. Компании могли бы вкладывать деньги в образование, но проблема в том, чтобы легальность оказания спонсорской помощи, не была бы «наказуема» налогами. Я знаю много стран, где спонсорство вообще налогом не облагаются. Почему у нас этого нет? Я не понимаю. Отговорки понятные – начнут мухлевать. Будут нарушения – контролируйте. Отдельные компании готовы были бы оказывать спонсорскую помощь. В том числе это наши выпускники, которые неравнодушны к университету и готовы помогать. Они понимают, что их помощь напрямую может влиять на кадры, которые мы подготовим. Они на перспективу считают. Но легальные механизмы настолько невыгодны!

Русаков Сергей Владимирович 

Если говорить о естественных науках, то здесь ситуация отличается от гуманитарных наук в лучшую сторону. У нас есть мощные точки роста, есть ряд направлений, в которых сосредоточен достаточно сильный научный потенциал международного уровня.

Бедный Борис Ильич

Темпоральность – это та компетенция, которая полностью отсутствует в культуре нашего управления, т.е. мы считаем, что можем добиться любых изменений здесь и сейчас. Мы никогда не оцениваем временной ресурс для той или иной задачи. Это полная неспособность в нашей культуре управления университета видеть временной горизонт в решении задач.

Клюев Алексей Константинович

Я могу сказать, что пока никаким моделям сложившаяся система образования не соответствует. Сегодня система не может развиваться без внешнего воздействия.

Мехренцев Андрей Вениаминович

В чем трагедия сегодняшнего образования в школе и в вузе? Снимают индивидуальную форму обучения. Если у преподавателя поснимали консультации, индивидуальные формы общения, если ему ставят по предмету 2 часа консультаций на дисциплину в семестр, то что здесь можно сделать? Я руками и ногами за усиление индивидуализации обучения, начиная с общеобразовательной школы.

Стегний Василий Николаевич

Есть в высшей школе положение о том, что студенты могут выбрать одну из двух дисциплин, которая им кажется наиболее правильной. Иногда мы по этому пути идем, а иногда мы за студентов выбираем, потому что мы знаем, что вот этот преподаватель сильный, он сумеет рассказать о своей дисциплине так, что она будет понятна. Мы знаем это, а студент может погнаться за названием дисциплины. Иногда по этому пути идем, иногда по-другому, но в любом случае происходит развитие демократии, она должно быть внутри любого учебного заведения.

Капитонов Иван Владимирович

Профессиональное сообщество должно участвовать в реформировании высшей школы. В первую очередь за счет авторитетных персон, на которых будет ориентироваться большинство.

Вербицкая Наталья Олеговна

Органы управления часто хотят использовать университет для политики самым грубым образом. Конечно, вне политики оставаться нельзя, но насильственное использование вузов в политической деятельности, я считаю, опасным: могут быть конфликты с властью. Для того, чтоб этого не было, надо, во-первых, изменить законодательство, которое позволяло бы региональной власти напрямую вкладываться в вуз. Сейчас это запрещено и, поскольку нет экономической модели взаимодействия региональной власти и вузов, то возникают разные организационные «чудовища», которые либо не управляемы, либо приводят к конфликтам. А во-вторых, власти необходимо понять и принять, что вуз (я про УрФУ говорю) является не только источником кадров, а источником технологий и продуктов, которые у вуза можно покупать. В глазах многих, УрФУ – это там, где готовят плохих инженеров, плохих историков, плохих философов. Да, да, плохих, именно плохих – так считает наша региональная власть. Власти нужно понять изменившуюся экономическую роль вузов: в головах изменить представления о вузах, и ставить перед ними серьезные задачи. В нашем регионе (Свердловской области) власти потихоньку это начинают уже понимать.

Кортов Сергей Всеволодович

Согласно документам Минобрнауки реализация совместных основных образовательных программ вуза с работодателями ведется давно. Только интенсивность разная у разных вузов. Такое взаимодействие очень высоко востребованно, потому что есть определенные требования Минобрнауки, в частности, в ФГОС, необходимо, чтобы были базовые кафедры на предприятиях-партнерах. Но сейчас это скорее инициатива снизу, поэтому сейчас создание базовых кафедр процесс длительный и трудоемкий. А если бы было распоряжение сверху, то ситуация была бы иной.

Колесников Сергей Иванович

Всегда преподаватели занимались наукой, приобретали научные звания и степени, была мотивация этим заниматься, так как зарплата очень сильно зависела от научной степени. В настоящее время в аспирантуру на очное отделение бюджетной формы нет желающих. Молодёжь не считает этот труд престижным. Такого никогда раньше не было!

Реброва Татьяна Павловна

Одинаково ключевой, в том или ином виде, у всех вузов стратегия - борьба за финансовые ресурсы. Теперь система такова, что борьба выливается в борьбу за абитуриентов, потому что сейчас абитуриент – источник финансов. И это крайне негативно влияет на качество абитуриентской базы, т.к. в погоне за финансовой составляющей, набираются все подрят. Из них 30% просто нельзя брать, потому что им самим это не надо по большому счету: родители настояли на поступлении в вуз, в армию не хочется идти, на работу тоже не хочется... А поскольку чем-то надо заняться, то решают «поучиться – потусовать» еще 5 лет в вузе. Получается, таким студентам не нужна качественная подготовка, а если им этого не надо, то им не нужен и высококвалифицированный преподаватель. Это, к сожалению, стратегия подавляющего большинства вузов. Сегодня существует очень небольшая группа вузов, которым правительством, министерством, президентом практически разрешено оторваться от этого процесса: перестать набирать всех подряд и попытаться продемонстрировать что-то другое: научную активность, работу с производством, работу на экономику страны, помощь в экономическом развитии страны в разных формах. Но в стране 20-30 таких вузов, ну, пусть даже 40, что на общем фоне, очень и очень мало.

Иванов Алексей Олегович

Одной из проблем высшей школы является низкое качество абитуриентов, поступающих в вузы. И связано это прежде всего со слабой подготовкой в школах и колледжах. Вузам, чтобы закрыть бюджетные места, приходится набирать студентов с минимальными баллами ЕГЭ. Еще одной проблемой является широкая сеть негосударственных вузов, ведущих учебный процесс по экономическим и юридическим направлениям. Эти вузы зачастую ведут подготовку студентов, не соблюдая требования ФГОС. В связи с этим после проверок Рособрнадзором и выявлении нарушений необходимо отзывать лицензии у данных образовательных организаций. Студентов переводить в государственные. Получается, что частные вузы только отнимают ресурсы у государственных. Считаю неправильной тенденцию ограничения подготовки по экономическим направлениям в технических вузах. Практика показывает, что выпускники экономических университетов не «горят желанием» работать на сельхозпредприятиях, лесничествах, буровых, станциях и т. п., которые расположены на периферии, в глубинке. Тем более, что технические университеты готовят экономистов с учетом отраслевой специфики.

Колесников Сергей Иванович

Высшее образование должно формировать уровень общей культуры студентов и выпускников, способности аналитически мыслить, а не инструментальные функции им прививать. Наукой должны заниматься ученые в НИИ, отдельно от образовательного и воспитательного процессов в вузах. У высшей школы другие задачи, она должна передавать знание, формировать и поддерживать традиции в обществе.

Заборова Елена Николаевна

Не должен вуз и ректор заниматься общественным питанием, спортивными сооружениями, медицинскими учреждениями. Город должен это делать. Он за инфраструктуру отвечает, он налоги берет с родителей студентов… Если в городе 50.000 студентов, будьте добры бассейн, дом студентов, дом ученых, гостиница, поликлиника и т. д. Инфраструктуру не должен вуз создавать сам. Это беда, потому что у ректора 90 % времени уходит на эти вещи, когда ему заниматься учебным и научным процессом?!

Куцев Геннадий Филиппович

Для того чтобы научно-педагогические школы и ведущие научные коллективы развивались, необходимо, во-первых, повышать значение научной деятельности и выделять средства, а во-вторых, прекратить закрывать диссертационные советы, так как последнее приведет к нехватке остепененных кадров. За последние 5–10 лет желающих поступать в аспирантуру стало меньше в разы, потому что, во-первых, аспирантура превратилась в обычную вузовскую подготовку, а у них (аспирантов) нет времени на это. Во-вторых, учиться на очном отделении в аспирантуре и не работать нельзя, потому что на стипендию невозможно прожить. В-третьих, в целом упал общий интерес к науке. Наконец, за последнее время в разы усложнились условия присуждения ученой степени, что связано, на мой взгляд, с нежеланием государства иметь достаточное количество остепененных преподавателей.

Ваторопин Александр Сергеевич

Негативные социальные последствия текущих реформ в том, что ближайшие выпускники вузов исключительно «натасканы» на решение тестовых заданий, они не умеют мыслить, анализировать. Их сложно адаптировать к профессии. Связи школа – вуз фактически нет. Экономическая и социальная составляющая в целеполагании развития института высшего образования должны распределяться в пропорции 50/50.

Вербицкая Наталья Олеговна

Сама идея нелинейного высшего образования ограничена и объективно востребована теми процессами, которые идут вне высшего образования. Я могу отметить, что не только сверху не готовы к реализации этой нелинейной модели, но в еще меньшей степени готовы на среднем уровне. Готовность людей путешествовать по образовательному пространству на свой страх и риск очень мала. Я бы этот момент отметила в качестве риска.

Баразгова Евгения Станиславовна

В некоторых зарубежных университетах практика развития сетевых связей между вузами уже сложилась. У нас сетевые взаимодействия при реализации образовательных программ также востребованы, но они должны формироваться с учетом собственного опыта организации учебного процесса и потребностей региона. Что ограничивает их развитие? Возможно, это отсутствие «команды сверху», юридического оформления этой деятельности, честного финансирования значительных дополнительных трудозатрат преподавателей. Внутрирегиональная и межрегиональная образовательная мобильность очень полезна для всех, как для студентов старших курсов, аспирантов, так и для профессоров. Однако сейчас её трудно сделать более массовой из-за сложности организационно-правовых отношений вуз-студент-преподаватель, по причине отсутствия заинтересованности учащихся и преподавателей.

Яковлев Вадим Иванович

Стратегическая концепция развития Мордовского гуманитарного института направлена на повышение качества обучения и конкурентоспособности выпускников. В ее основе лежит принцип интеграции науки, образования и производства. В учебном процессе применяются инновационные формы проведения занятий, используются современные компьютерные технологии, преподавание дисциплин ведется с учетом результатов научных исследований, анализирующих региональные особенности профессиональной деятельности выпускников и потребности работодателей. Образовательные программы с учетом мнений работодателей ежегодно обновляются в соответствии с актуальными тенденциями развития науки, техники и технологий, социально-экономической и культурной сферы. Руководители и сотрудники профильных организаций участвуют в реа¬лизации образовательных программ. С участием работодателей проводятся мастер-классы, круглые столы и семинары по актуальным социально-экономическим и правовым вопросам. В рамках сотрудничества вуза с работодателями в 2015 году актами о внедрении в практическую деятельность предприятий республики подтверждены 16 студенческих выпускных квалификационных работ. Высокий процент трудоустройства выпускников института в 2015 году отметили Минобрнауки РФ и Минтруда Мордовии. Качественная профессиональная подготовка обучающихся в 2015-2016 учебном году отмечена благодарностью главы региона В.Д. Волкова и множеством благодарственных писем от работодателей, в том числе из Управления Федеральной налоговой службы России по Республике Мордовия, Государственного комитета по делам юстиции, Управления Федеральной службы судебных приставов и других ведомств.

Лушенкова Наталья Ивановна

Внешняя среда изменилась очень сильно: скорость изменения технологий и скорость развития общества такова, что модель формирования конкретных знаний и навыков стремительно устаревает, и, практически, человек должен иметь некую образовательную платформу (и инфраструктура должна быть), в рамках которой он может развиваться и менять траектории своего развития. Либо сам, либо с помощью каких-то инфраструктурных элементов. С моей точки зрения, на сегодня, эти инфраструктурные элементы, помогающие конкретному человеку, не созданы. Поэтому есть две модели высшего образования: первая – модель профессиональной компетенций. Вуз дает профессию (хоть он и не может дать ее в полной мере за 4 года бакалавриата). Суть этой модели заключается в том, что вуз должен сопровождать не образовательную услугу, а жизненный цикл компетенций. Вторая модель – модель образовательной платформы. Вуз дает образовательную платформу и дальше человек идет туда, куда ему хочется и делает то, что он считает нужным. Уже не в инфраструктуре вуза, а в какой-то другой инфраструктуре.

Кортов Сергей Всеволодович

На вопрос, относительно сокращения штата преподавателей нет однозначного ответа. С одной стороны, это вредно, потому что сокращение штата означает увеличение нагрузки на всех. Нам говорят, надо переходить на новые формы, а у меня к ним отрицательное отношение. Но ведь, с другой стороны, надо честно сказать, что даже у нас (а в городе-то мы реально самый качественный вуз) изрядное количество преподавателей, которых надо бы поменять. Не на кого, может быть или желания нет.

Иванов Алексей Олегович

Я провел открытое социологическое исследование по проблемам студентов в учебе, науке и во всех остальных сферах студенческой жизни. Я обратил внимание на то, что повторяется периодически одна и та же претензия. Студентов заставляют ходить на обязательные мероприятия, у них не остается времени на свои интересы, не только учебные, но и внеучебные. Если мы думаем, что у нас авторитарная вертикаль власти, то она везде существует в вузах. Необходимо менять систему. Я считаю, что мы должны искать те механизмы организации интеллектуальной и творческой деятельности, которые раскрепостят студентов, потому что сейчас они закрепощенные. И какую бы модель сверху не спускали, они будут к этому относиться как к очередной административной нагрузке.

Антошкин Виктор Николаевич

Преподаватели должны понимать, что меняется жизнь, абитуриенты и они должны под это подстраиваться. Тем самым профессиональное сообщество должно реагировать, что, к сожалению, не всегда происходит. Я не очень верю в активность, потому что активность чаще всего проявляется в отторжении нововведений, но это не всегда правильно. Пока профессиональное сообщество вынуждено подстраиваться под изменения сверху. Каждый должен заниматься своим делом: не активничать, а работать. Система налажена, программы утверждены, всем все известно. Если ты профессор, то должен занятия вести, с аспирантами работать, статьи писать, диссертации готовить. Если ты доцент - тоже. А если ты ассистент, то должен хотеть стать доцентом и профессором, а для этого должен занятия вести, статьи писать, с бакалаврами работать. Лейтенант должен хотеть стать генералом! Иначе смысл теряется.

Иванов Алексей Олегович

Существует стереотип: система высшего образования готовит для экономики. А ведь экономика порой знает, что для нее кого-то готовят. Мы притягивали и притягиваем образование к экономической системе, а ведь в ней образование не всегда оценивается по достоинству. Например, я полагаю, что в «Toyota» или «Sony» поощряют работников за университетские дипломы, но это, скорее всего, дополнительный элемент мотивации, но не обязательное требование к квалификации. На самом деле, я считаю, что экономика и университеты могут быть независимыми величинами. Пусть они развиваются сами по себе. Пусть в высшем образовании будут «полезные, щегольские и вредные науки» (как по Татищеву). Знаете, как говорят: от философии пользы почти никакой, но и вреда мало; от физики польза огромная, но и вреда много. Так вот и от высшего образования: вреда немного и даже польза есть в экономическом плане.

Бекарев Адриан Михайлович

Выпускникам не хватает социальной зрелости. Жалуются работодатели не только на недоученность, но и на неготовность отвечать за себя, за свои решения. Сегодня степень самостоятельности невысока. При открытом образовании не будет такой опеки преподавателей, индивидуальные траектории увеличат степень самостоятельности.

Банникова Людмила Николаевна

Основные проблемы взаимодействия вузов с органами исполнительной власти региона? Многое зависит от авторитетности вуза, от числа выпускников во властных административных структурах и депутатском корпусе региона. Важно и то, какой это регион. В индустриально развитом регионе администрация региона больше внимания уделяет техническим вузам. В сельскохозяйственном регионе – сельскохозяйственным вузам. Но у региональных чиновников всегда полно своих проблем, поэтому они хотели бы просто гордиться своими региональными кадрами. Но вузы должны максимально влиять на все сферы жизни региона, активно участвовать в его развитии.

Яковлев Вадим Иванович

Высшее образование сейчас – норма, а чтобы выделиться идут за степенью. Сегодня ученая степень – подушка безопасности для специалистов вне вузов.

Банникова Людмила Николаевна

К сожалению, новое – это хорошо забытое старое. Первая форма, которая крайне важна, – это хоздоговоры. Если брать новые технологии, то ни в коем случае нельзя отбрасывать эти формы хозяйственных договоров. Заказчик дал мне заказ, у меня есть научные знания, методики. У заказчика есть знания о производстве. Вместе, объединившись, мы можем идеально работать и развиваться. Это определенная подпитка, вклады предприятий в образование и науку. Вторая форма – госзаказы. Они есть в какой-то степени, но этого мало. Должны быть заказы от предприятий. У предприятий должны быть сметы на науку. Сегодня на предприятиях в сметах почти нет таких заказов. Те же предприятия ЛУКОЙЛа зарегистрированы не только в Москве, но и в регионах, и они в социалку нашего региона вкладывают больше миллиарда рублей. Если другие наши предприятия всю прибыль и налоги перечисляют в Москву, то что там региону остается? Заводы, промпредприятия стали несамостоятельны в определении своей политики. Гранты. Хотя гранты крайне минимальны и запутаны в распределении. Сегодня дали грант, а на следующий год ничего нет. Эта форма, которая нуждается в дополнительном регулировании. Пятая форма – Госпремии. Например, губернаторская краевая премия лишь 20–30 тысяч, но это не главное. Это церемония, моральное стимулирование. Далее форма стипендии. Есть стипендии губернаторские, стипендии от предприятий. Есть даже стипендии абитуриентам – школьникам. Наверное, к этим инновационным технологиям должны относиться и всероссийские конференции.

Стегний Василий Николаевич

На государственном уровне в настоящее время активно обсуждаются вопросы модернизации высшего образования и повышения его качества. При этом часто проводятся параллели и противопоставляются достоинства и недостатки государственных и негосударственных учреждений. Министерством образования и науки РФ четко выделены зоны риска, в которых наиболее актуальна утрата качества: негосударственный сектор, филиалы вузов, экономический и юридический профили высшего образования. Перечисленные зоны риска снижения качество образования являются наиболее проверяемыми. Мы разделяем точку зрения, что все образовательные организации высшего образования независимо от организационно-правовой формы функционируют в едином образовательном и правовом поле и выполняют идентичные задачи в соответствии с требованиями федеральных образовательных стандартов. И именно в коллаборации и взаимодействии сильные стороны – традиции мощной научной деятельности или гибкость и оперативный отклик на запросы рынка труда – умножаются, существенно повышая эффективность общего результата

Лушенкова Наталья Ивановна

В основе любого дела лежит не какая-то модель, а качество людей, которые занимаются этими вопросами: насколько человек сидит на своем месте, работает ли он с душой или зарабатывает деньги. Есть Учитель с большой буквы, а есть просто преподаватель. Моя личная точка зрения такова: не так важна модель, которая существует, как важно качество людей, которые занимаются своим делом. За 15 лет работы директором я в этом убедился, несмотря на различные нововведения и смены стандартов.

Капитонов Иван Владимирович

Международное сотрудничество является необходимым элементом, инструментом в развитии инновации, науки, образования всего университета. Это важно сейчас как в глобальном контексте, так и региональном, потому что любой регион не может сегодня развиваться эффективно в самоизоляции. Общие свойства экономики и общества заключаются в стремительном изменении. Эта скорость изменений в последнее время быстро нарастает. В этих условиях университеты должны меняться быстрей, чем меняется все вокруг. Мы должны не только следовать за внешними факторами, а пытаться их предвидеть и на них повлиять. В этом случае развитие международного сотрудничества просто незаменимо, потому что понимать, что происходит в мире и что будет происходить в будущем, можно только в тесном глобальном взаимодействии.

Бедный Александр Борисович

На уровне региона власть власти рознь. Не всякая власть может «договориться» с работодателями и образованием. А иногда и интереса у нее такого нет. Властный ресурс для развития высшего образования в регионе очень много значит. Особенно в зависимости от руководителя: либо это временщик, который, скорее всего, обратно в Москву собирается, либо человек, живущий здесь интересами местного сообщества.

Бекарев Адриан Михайлович

По моему мнению, изначально идея Уральского федерального университета категорически противоречит идеям проекта «5-100»: он не для этого был создан. Его предназначение изначально другое, и мы постоянно имеем проблемы из-за этого сейчас. Значит, надо от чего-то отказаться, потому что здесь не возможно выполнить и то, и то. «5-100» - это ориентация на мировой рынок и поэтому надо забыть про нужды региона и готовить специалистов для нужд мирового рынка, а не для нужд трубно-металлургической компании. Это противоречит одно другому и невозможно совмещать, с моей точки зрения.

Иванов Алексей Олегович

Ежегодный мониторинг и многообразные рейтинги учреждений высшего образования носят односторонний характер, в большинстве своем основаны на репутационных оценках и не учитывают внедрение передовых методов обучения и качество знаний выпускников. Главная функция образовательных организаций высшего образования во все времена оставалась неизменной – давать студентам знания, формировать умения и навыки будущей профессиональной деятельности. Удивительно, но качество образования остается на периферии существующих мониторингов и рейтингов. Качество образования может быть достигнуто только при хорошей организации образовательного процесса и определяется, с одной стороны, его содержанием, а с другой – обеспеченностью кадровыми материально-техническими, информационными и другими ресурсами.

Лушенкова Наталья Ивановна

То, что рождается и прорабатывается такая концепция, для многих регионов – это пилотная попытка спасения системы высшего образования. Я абсолютно солидарен с тезисом, что высшее образование является системообразующим для региона. Принцип, который должен быть поставлен во главу концепции, – адекватность общественным потребностям, в том числе потребностям в сфере занятости. К нелинейности я бы добавил, что помимо нашей двух-, трёхступенчатой подготовки, высшее образование должно развить в себе колоссальные ресурсы. Оно должно создать в себе гибкие ресурсы для удовлетворения таких возникающих потребностей. Тут должна быть гибкость и нелинейность. Надо создать такую модель, у которой была бы привязка к общественным процессам. Для того, чтобы такую модель сконструировать, нужно предварительно вычленить, описать области социальной ответственности высшего образования. Необходимо установить концепт институциональных функций. Если мы их определим, пусть приблизительно, пусть с какими-то погрешностями, мы сразу найдем элементы персонализации, эмпирической реализации этих функций. Определившись с этим набором функций, необходимо сосредотачивать структуры высшего образования на их мониторинге. Есть ли в высшей школе подразделения, которые отвечают за мониторинг привязки к системе занятости?! Нет таких подразделений. Никак не могут этого сделать. Это должно быть на уровне региона, макрорегиона или уровне вуза. Явно недостает функциональности в системе управления.

Осипов Александр Михайлович

Российские представители естественных и точных наук интересны зарубежному научному сообществу, гуманитарии – нет. Они занимаются другими проблемами, плохо знают язык, мало ездят на международные конференции. Интеграция в мировое научное сообщество должна проходить естественным образом, через установление контактов с коллегами, свободных от нормативных показателей. С помощью нормативных указаний на количество публикаций в международных базах мы не войдем в мировое сообщество и не станем ему интересными. Через установление нормативных, рейтинговых, формальных по своей сути механизмов этой задачи не решить никогда.

Олешко Владимир Фёдорович

В федеральных и прочих вузах, где директор (ректор) назначается, естественно, возможность прессинга сверху значительно выше. Реально нет ректора ни в одном вузе (как бы далек он ни был от самой научно-педагогической деятельности), который бы не подстраивался под традиции вуза. В коллективе не будет изменений, но борьба будет всегда. Настроить против себя коллектив и получить полное отторжение очень легко.

Иванов Алексей Олегович

Задумка заключается в том, что человек приходит на обучение с тем, чтобы решить производственную задачу. Мы знаем – откуда он пришёл, зачем он пришёл, мы в лицо его знаем и следим за тем, чтобы он воплощал свой проект. В советской системе высшего образования, инженерного образования каждый студент разрабатывал проекты, например – проект цеха, это хорошо было задумано.

Караман Евгений Вадимович

По западному образцу индивидуальные траектории подразумевают широкий выбор предметов, преподавателей, образовательных технологий, выбор времени, когда вы можете освоить тот или иной курс. Этот эксперимент в России начался очень давно. Множество вузов вступили в эксперимент, но по разным причинам вышли из него. Одной из причин стал подрыв воспитательной компоненты образования, когда отказались от образовательных групп. Началась большая критика по этому поводу.

Ребрин Олег Иринархович

У нас это иногда делается, понятно, что дисциплины по выбору, а реально выбора никакого нет. Пишут, что дисциплина по выбору. Какой выбор? Выбор сделал преподаватель, это смешно. Где-то выбирают, в каких-то крупных вузах, передовых. У нас и в массе других вузов идея выбора, нелинейная идея, она выхолощена. Ее просто нет.

Готлиб Анна Семёновна

Идеально, если бы всех руководителей-производственников собрали, сказали, что есть такие-то вузы, ведущие подготовку по таким-то направлениям... Затем заключили целевые договора с вузами, т. е. чтобы процесс, связанный с целевой подготовкой, был бы централизован. Например, насколько я знаю, сейчас есть потребность в конструкторах на оборонных предприятиях, пока конструкторов целенаправленно никто не готовит

Колесников Сергей Иванович

Эффективный путь развития высшего образования в России – интеграция образования и науки. Обучение должно стать научно ориентированным особенно на инновации и достижения. Это совсем по-иному мотивирует к обучению студентов, а также работодателей к участию в высшем образовании, потому что они видят в нем источник инноваций

Вербицкая Наталья Олеговна

Современные технологии доставки знаний радикально меняют всю образовательную систему. Университеты как источники знаний, информации утратили монополию. И пока высшее образование не совсем понимает, как оно будет взаимодействовать с неформальными системами образования. Неформальные системы образования приобретают все больший вес. Сегодня пока статус и вес формального образования поддерживается системой дипломирования. Работодатель становится менее чувствителен к наличию дипломной системы. Тем более, что запущена работа по формированию профессиональных стандартов. Это тренд, который имеет перспективу. Если сами работодатели начнут тестировать студентов как потенциальных работников и не будут озадачиваться наличием у них университетских дипломов, то это станет серьезной проблемой для системы высшего образования, потому что сегодня она в значительной степени держится на том, что выдает диплом, статус.

Клюев Алексей Константинович

Чтобы обсуждать возможность перехода на нелинейное высшее образование, надо образование отделить от государства. Модель нелинейного образования предполагает иную экономику, иное распределение, иное вмешательство государства и в экономику, и в образование.

Докторов Борис Зусманович

Сегодня необходима перестройка под новую молодежь. Это цифровое поколение, идти с ними нужно в ногу. Время говорящих голов уходит, нельзя вещать по книжке, никому это не надо. Мы тратим время. Мы сами виноваты, необходимо перестраивать образовательные технологии. Это затратно, для этого необходимо предпринимать усилия, создавать ресурсы и платить за них. Это увязывается в отдельную форму обучения, когда мы студента вытаскиваем на уровень коллеги.

Ребрин Олег Иринархович

В будущем может произойти вымывание научной интеллигенции, мотивированной на сохранение лучших научных и образовательных традиций.

Олешко Владимир Фёдорович

Пока дистанционное образование вызывает только негативные ассоциации. Это дополнение к основному образованию, когда нужно свидетельство, а не знания. Открытое образование может работать на конкретные запросы, будет более практико-ориентированным с осознанным выбором курсов и при сотрудничестве с работодателями.

Банникова Людмила Николаевна

Как я оцениваю ситуацию в российской аспирантуре? - Неоднозначно. Потребность в специалистах самой высокой квалификации растёт, однако, при этом растет и количество вопросов по организации деятельности аспирантуры в новых условиях. Недавно на обсуждение Комитета по образованию и науке Госдумы вынесены следующие вопросы: - как обеспечить связь обучения в аспирантуре с защитой кандидатской диссертации? - чему следует учить аспирантов и кто это должен делать? - кто должен присуждать учёные степени? (ВАК или ведущие университеты). Сама постановка этих вопросов, затрагивающих не частные, а фундаментальные основы функционирования института аспирантуры – цели и содержание подготовки, аттестацию выпускников аспирантуры - свидетельствует о том, что новая модель, в рамках которой сегодня работают российские аспирантуры, концептуально не завершена, а значит, предстоят новые изменения. Поскольку единого взгляда на то, как наилучшим образом обустроить аспирантуру в настоящее время не существует, следует ожидать постепенных организационных нововведений, которые будут появляться по мере накопления и анализа практик реализации действующей сегодня модели аспирантуры.

Бедный Борис Ильич

Основная проблема в том, что регион не вовлечен в постановку задач для университетов, не является заказчиком для университета напрямую. Региональная власть имеет очень мало инструментов взаимодействия с высшей школой. На Западе все не так. Штаты или земли в Германии имеют инструменты, способы вовлечения вузов в решение региональных проблем. У нас нет механизма, нет устойчивых способов вовлечений вузов в решение региональных проблем.

Клюев Алексей Константинович

Реализация нелинейной модели сейчас абсолютно невозможна. И прежде всего потому, что нет денег, это с одной стороны. А с другой стороны, абсолютно нет управленческой воли. Если все институты в стране, если сама власть развивается по принципу жесткой вертикали, то и каждый институт в отдельности, есть жесткая вертикаль.

Готлиб Анна Семёновна

Предприятия сегодня (особенно региональные) своих денег не имеют. Они из своих средств нам выкраивают копейки на решение маленьких, узких проблем. Большие проблемы решаются с помощью больших денежных средств со стороны государства. Большие гранты позволяют реально выполнять серьезную работу. Но здесь все не так просто. С предприятий требуют новейшие разработки и их внедрение, в течение пяти лет будут держать на «жестком шнуре». Такая ситуация нравится не всем предприятиям.

Ребрин Олег Иринархович

В силу ряда причин сейчас возрождается предприятия, связанные с отраслевой наукой, прикладными исследованиями и разработками. Туда вкладываются государством деньги, и в силу этого, те регионы, в которых есть такого рода «индустрия с деньгами», и будут активными игроками на рынке высшего образования.

Бедный Борис Ильич

Стремление к простоте системы образования, которой так добивается министерство образования, на мой взгляд, ухудшает общий дизайн, общую инфраструктуру высшего образования, которое есть в России. Должно быть многообразие системы и способы его поддержки, тренд унификации системы вреден для университетов. Второй момент – это максимальная гибкость этой системы, ее способность быстро адаптироваться к изменениям, которые происходят. Сегодняшняя система однозначно негибкая. Третий момент – отделить управление университетами от академического управления. Академическое управление российских университетов идет по пути все большего сворачивания. Органы академического управления (по типу ученых советов) приобретают декоративный характер. Как коллегиальный орган он абсолютно номинальный. Значение академических комиссий, академических комитетов носит также минимальный характер. Реальные решения принимаются в рамках административной сферы. Это не есть хорошо. Ректор, как единоначальник университета, тоже не есть хорошо, потому что он в идеальном варианте должен быть крупным ученым, гениальным администратором, потому что создание крупных университетов со сложной вертикалью управления – это тяжелый управленческий труд, требующий многих компетенций.

Клюев Алексей Константинович

В процессе слияния вузов они теряют уникальность, самость. В то время как с экономической точки зрения – да, идет сокращение расходов. В региональной кадровой политике эти тенденции играют негативную роль, ведь если у нас будет масса одинаковых специалистов, то следующим шагом будет перепрофилирование их, в результате чего вузы снова разделятся.

Вербицкая Наталья Олеговна

Преподаватель должен стать научным сотрудником, выполнять одновременно две роли (т. е. бежать за двумя зайцами). Нельзя всю академическую науку переводить в вузы, к тому же без дополнительного финансирования. Очень сложно при нагрузке в 900 часов писать и защитить кандидатскую диссертацию. Сейчас преподаватель должен стать еще и научным сотрудником, исследователем, не снижая нагрузки. Получается, что преподаватель, с одной стороны, лектор со своей методической работой, а с другой стороны, исследователь.

Банникова Людмила Николаевна

Независимый тестовый контроль знаний полезен только в той ситуации, если надо действительно жестко бороться со взяточничеством. Во всех остальных случаях профессионального отношения к делу, тест - это просто баловство. Очень трудно написать хороший тест! Кроме того, у нас каждый год его надо будет переписывать, потому что он сразу станет известным всем студентам.

Иванов Алексей Олегович

Был такой эксперимент, как прикладной бакалавриат на базе СПО. Он закончился не очень удачно. Сама идея была неплохая, но эксперимент провалился, потому что уровень образования так и остался средним. Вузы не принимали того участия, на которое рассчитывали организаторы эксперимента в силу разных причин. Мысль о том, что среднее профессиональное образование должно быть подтянуто до уровня высшего, хотя бы на практико-ориентированном уровне, достаточно здравая.

Ребрин Олег Иринархович

Одно время довольно серьезно обсуждался вопрос об объединении значительной части учебных заведений республики под одной крышей университета. Я не считаю это правильным, потому что загнать под одну крышу – не означает поднять качество обучения автоматически (или механически). Не название определяет уровень работы. Иногда в небольшом доме проще навести порядок, чем в большом вузе, который теряет управление. Любая структура, в которой более 3 тысяч человек работает или учится, вообще сложна в управлении. Чем меньше число сотрудников или студентов, тем управляемость и качество работы выше.

Капитонов Иван Владимирович

Необходимо делать более гибкими показатели эффективности в научной сфере – в зависимости от «силы» вузов, в зависимости от профиля подготовки, опыта и т.д. Но, не загоняя всех и сразу в формальные рамки и не делая кого-то аутсайдером. Нужно использовать различные формы контактов с зарубежными партнерами, которые зарекомендовали себя, имеют хороший отклик, удобны для каждого университета, института, кафедры, профиля. Необходимо стабильное финансирование. Не по принципу – то густо, то пусто. Если запускать эти процессы, то стабильно обеспечивая их.

Олешко Владимир Фёдорович

Я, честно, не очень понимаю что такое индивидуальная траектория для человека, который учится на металлургическом факультете. Это как? Я просто не понимаю. Он по образованию должен быть инженер-металлург. В чем его индивидуальность траекторий? В том, что он половину металлургических курсов бросил, а вместо них юриспруденцию изучал? Тогда он не инженер-металлург. Если человек учится на физическом или математическом факультете, его индивидуальная траектория очень простая: и математика, и физика очень обширна… Это означает, что он сам мечется там, внутри, выискивая некое направление математической или физической науки, направление, которое ему наиболее интересно или подходит по складу характера. Вот это мне понятно, но это всегда и было реализовано в УрГУ: набор специальных дисциплин – ходи и ищи. Если это называется индивидуальной траекторией, тогда это понимаю, так было всегда и так должно быть. Но я не уверен, что это имеется ввиду.

Иванов Алексей Олегович

Риск ухудшения качества образования имеет две стороны. Во-первых, отсутствуют пороги доступа в высшую школу, но это не самый страшный риск. Во-вторых, произошло обрушение стандартов профессиональной деятельности преподавателя.

Клюев Алексей Константинович

Государство не отказывается от внешних грантов, которые начали расходоваться на то, что появилось огромное количество книжек и учебников. Но каждый пишет книгу, которую должны были похвалить те, кто дает деньги, а не государство. А это неправильно.

Мехренцев Андрей Вениаминович

Открытое образование – это способ интеграции университетов, область неформального образования. Чем более эффективнее университет войдет в эту область неформального образования, тем лучше будет его будущность. Перспективная вещь, проект выживания университетов, их воспроизводства на новом уровне.

Клюев Алексей Константинович

Главная стратегическая цель развития современного вуза – сохранить свой кадровый и научный потенциал. На этом будут выстраиваться все остальные цели, задачи, направления деятельности вуза.

Олешко Владимир Фёдорович

Для появления инноваций нужны условия. Что это за условия? Инновационная инфраструктура. Для того, чтобы инновационные предприниматели появлялись, множились, увеличивался экономический эффект, государство должно создавать соответствующие условия. Это вовсе не офисные здания, которые называют технопарками. Нужен комплекс услуг как в Академпарке в Новосибирске. Умная идея, и она реализована с огромными деньгами государства. И это сработало. Попадая туда, молодой предприниматель может заказать деталь или услугу, ему оказывается методическая, правовая, информационная, рекламная поддержка.

Караман Евгений Вадимович

Я сторонник того, чтобы вузы России принимали участие в общемировых образовательных процессах. Будучи членом комитета Болонской группы по интернационализации, я участвую в работе по сближению образовательных систем стран-участниц Болонского процесса (в числе которых Россия) с системами образования «неболонских» стран. Разумеется, есть страны, для которых важны некоторые свои локальные образовательные принципы, но, тем не менее, опыт работы «Болонского форума» показывает, что желание найти общие точки соприкосновение имеется. Важно понимать, что болонские идеи оставляют простор для локальных решений и, хотя они появились на волне глобализации, тем не менее, вполне отвечают современным идеям «глокализации». Российские законодатели сделали очень много для привидения нашей образовательной системы в целом в соответствие с болонскими принципами. Наиболее ярким примером этого является введение трёхуровневой структуры высшего образования. Что же касается «региональной образовательной локализации» внутри одной страны, то говоря о России, мне кажется, что это просто невозможно, и подобные эксперименты бесперспективны. В то же время существует большое количество проблем организации деятельности высшей школы, которые еще не получили канонического решения в новых условиях инновационного общества знаний. И вот эксперименты в этих сферах, например, связанных с университетским менеджментом, с введением новой структуры управления в вузе, вполне уместны. Более того, они уже идут полным ходом в ведущих вузах России, и в первую очередь в вузах-участниках программы «5-100».

Грудзинский Александр Олегович

Нам трудно заполнять бюджетные места, поскольку мы ориентируемся на Свердловскую область, а здесь нет столько желающих работать в лесной промышленности. Поэтому есть места, которые мы предлагаем областям и регионам.

Мехренцев Андрей Вениаминович

У учителей, преподавателей среднего профессионального образования в августе проводятся совещания общие, происходит обмен опытом. А что в вузах? Ничего! Есть губернатор, есть департамент. Вы почему не можете раз в год собрать всю эту педагогическую общественность, их послушать и им сказать? Губернатор, выйди и скажи людям. Я считаю, это вообще безобразие.

Куцев Геннадий Филиппович

Академическая мобильность и сетевое взаимодействие вузов для реализации научных и образовательных проектов как внутри страны, так и в мировом образовательном пространстве являются абсолютно необходимым условием развития вуза и обеспечения его конкурентоспособности. Организационно-управленческие схемы реализации сетевого взаимодействия известны. И преподаватели, и студенты, по крайней мере, ведущих вузов России готовы к такой форме деятельности. Проблема опять же заключается в финансировании. В Европейском Союзе для этих целей уже 30 лет существует программа «Эразмус». Обновлённая программа - «Эразмус Плюс» - позволяет российским студентам и преподавателям принять участие в академических обменах. Однако в этом случае речь идет об очень ограниченном по количеству круге российских участников обмена. В России же целевой программы поддержки сетевого взаимодействия не существует, а его реализация за счет других программ, собственных средств вузов и личных средств студентов не может быть масштабной.

Грудзинский Александр Олегович

Сама по себе мобильность российских преподавателей – не хороша и не плоха. Мобильность и мобильность. Но вы совершенно четко должны понимать, какой результат от этой поездки вы хотите получить: академическую репутацию, включение в научное сообщество и т.д. Вообще, научная общественность – это «мафиозная история»: вы не можете нормально публиковаться, пока вы не вошли в определенную группировку, которой чаще всего заправляют англосаксы или крупные европейские университеты. Пока вы туда не вошли, вы никто и звать вас никак. Для того, чтобы туда войти, кроме научного результата, надо правильно его продвигать и продавать, т.е. участвовать в конференциях, выставках и т.д. Если у вас есть что продвигать и продавать, и вы четко понимаете, что хотите войти в профессиональное сообщество, тогда это понятно, зачем делается. А если просто пусть съездят, послушают, то это не очень хорошо. Съездить в Австралию и послушать – это 200 тысяч рублей. Я не против, чтобы ехали в Австралию послушать, но не готов за это платить 200 тысяч рублей. Если уж ехать в Австралию, надо давать более серьезные задачи, чем просто послушать. А это часто не формируется, поэтому эффективность низкая.

Кортов Сергей Всеволодович

Даже самую хорошую разработку внедрить в производство чрезвычайно сложно: у них свой процесс, у них есть план, жесткие инструкции, никто не хочет менять свой процесс. Вы можете иметь 100 патентов, а реально может работать только два. И это очень хорошо. Этот процесс работает только тогда, когда ты постоянно на производстве, в контакте с предприятиями. Хорошо, когда есть человеческий контакт (руководители – мои ученики), тогда что-то удается. Плюс включение в патенты «правильных» людей, тогда что-то сдвигается и начинает работать именно то, что мы называем инновацией.

Ребрин Олег Иринархович

Рейтингование разного рода – не бесполезное занятие, конечно. Но, на мой взгляд, ему слишком большое значение придается, особенно чиновниками, управленцами. На уровне вузов тоже вынуждены придавать большое значение, но это очень грубые индикаторы деятельности. Какие мы там набрали баллы, на какой ступеньке оказались?! Не все оценивается сразу. Серьезный вклад серьезного времени требует. Кроме того нет прямой увязки репутации и благополучия работника вуза с этими рейтингами. Я считаю, что «рейтинговый пыл» нужно умерить. Сейчас рейтингование как-то очень прямолинейно навязывается. Главное – по-настоящему научное общение, живое и опосредованное компьютерными возможностями, когда можно беседовать с людьми, географически далеко находящимися. Главное – поддержка различных научных школ – альтернативных, полемизирующих; поддержка самой атмосферы, когда не выстраивается рейтинг (какая школа научная лучше, какая хуже), а обеспечение вот этой творческой атмосферы, организационных форм, многообразия. Вот туда можно вкладывать деньги, оно будет давать эффект косвенным образом за счет того, что репутационно «шелуху» быстрее сдувает, чем с помощью этих рейтингов и других приемов административных. Административные приемы очень грубые.

Кислов Александр Геннадьевич

Проект «5-100» - это формирование исследовательской, международно признаваемой компоненты в деятельности вуза. И если вуз хочет у себя формировать такую исследовательскую компоненту, тогда ему это надо. Есть огромное количество вузов, которые не хотят этого делать, потому что это очень дорого, очень амбициозно, влечет огромное количество внутренних изменений. Если говорить, что проект «5-100» это и есть стратегия УрФУ, это не так. «5-100» - это возможность для УрФУ увеличить и улучшить исследовательскую компоненту в своей деятельности. И если мы такую цель ставим, значит это благо. Если мы наращиваем исследовательскую компоненту и совмещаем ее с учебным процессом, это и есть исследовательский университет, т.е. человек поступает не на образовательную программу, а в исследовательский проект учиться и учитесь, работая исследователем. Это очень серьезная трансформация.

Кортов Сергей Всеволодович

В условиях отсутствия достаточного финансирования возникают две основные проблемы. На уровне государства — это проблема рационального распределения имеющихся средств среди большой группы вузов, а на уровне университета это проблема привлечения дополнительных к базовому госфинансированию средств и, конечно, проблема их эффективного использования. В тех реалиях, в которых мы живем, российское государство приняло схему конкурсного распределения ограниченного объема финансирования, которая, по существу, означает приоритетную поддержку сильных вузов. Символом перехода к конкурсному распределению значительных государственных средств стал в 2006 году национальный проект «Образование». Можно по-разному оценивать его результаты, но, бесспорно, что это проект научил широкий слой вузовского сообщества работе в условиях проектной деятельности и подтолкнул вузы к началу широкой интернационализации. Этот государственный проект, так же, как и следующие масштабные проекты (НИУ, «5-100») привели к появлению большой группы преподавателей, которые в состоянии взаимодействовать с внешним миром при решении научных и образовательных задач. Появились вузовские менеджеры, которые научились работать с помощью проектных методов. Ведущие вузы России переходят на проектные методы работы, направленные на привлечение дополнительных средств, существенно перестраивают свою внутреннюю структуру и принципы управления с целью повысить эффективность работы при ограниченном финансировании.

Грудзинский Александр Олегович

Роль университета в инновационном развитии экономики часто понимается неправильно. Ни в одной стране с инновационно-ориентированной экономикой университеты не являются главными производителями инноваций, на что часто возлагают надежды в России. Подавляющее большинство инноваций в развитых странах производится высокотехнологическими компаниями, которые при этом фактически одновременно являются прикладными научно-исследовательскими организациями. Роль университетов – это подготовка кадров, способных к инновациям. В российской же промышленности до сих пор превалирует идеология неоиндустриализации или догоняющей модернизации, смысл которой состоит в импорте новых технологий. Поэтому на этом фоне университеты выглядят как центры инноваций, хотя по своей институциональной сути они не способны осуществлять масштабную поддержку производства и продвижения рыночных инноваций и, тем более, стать коммерчески успешными предприятиями.

Грудзинский Александр Олегович

Дистанционное, заочное образование возможно далеко не по всем направлениям (специальностям) и уровням образования. Оно должно сохраняться, но нужны действенные меры по повышению его качества. Открытое образование, как и заочное, должно существовать в первую очередь как возможность повышения квалификации (а не только получения диплома).

Яковлев Вадим Иванович

Поскольку наш регион, так или иначе, промышленный, поэтому от Высшей школы ждут кадрового обеспечения промышленного производства. И даже не промышленного, а вообще кадрового обеспечения экономической деятельности. Это означает, что от Университета ожидается выпуск специалистов, которых можно ставить на функциональное рабочее место и они, после краткого «курса молодого бойца», полностью овладевают тем функционалом, которого от него требует работодатель. Но проблема является в том, что возникает разрыв между ожиданиями работодателя по компетенциям выпускника и теми компетенциями выпускника, которые он способен предъявить работодателю. И получается, что чем выше наукоемкость и сложность деятельности, тем больший срок и тем большие деньги нужно тратить работодателю, чтоб довести выпускника до нужного ему (работодателю) уровня функциональной компетенции. Это с точки зрения содержательной части. Второй набор претензий работодателя – это социализация выпускника в коллективе, на предприятии. Вузам предъявляют претензию, что мы не учим работать в команде. Даже если человек обладает неким содержательным функционалом, он не умеет работать в команде, он не умеет выстраивать отношения со своими коллегами, партнерами, он не понимает, что такое корпоративная этика, корпоративная культура и что с этим делать, т.е. он асоциален и работодателю приходится тратить какие-то средства и время на социализацию. И государство еще предъявляет третью претензию: выпускники вузов не обладают предпринимательскими компетенциями, т.е. они подготовлены как работники, но вы их не готовите как работодателей. Следовательно, этот человек уже должен получать предпринимательские компетенции за пределами Университета для того, чтоб работать в роли работодателя. Есть еще четвертое – это структура подготовки. То, чему учат в вузе, сильно не соответствует тому, чего ожидает структура экономики. Речь идет о дисбалансе по компетенциям и структуре подготовки, и структуре кадровой потребности экономики.

Кортов Сергей Всеволодович

Региональные вузы могли бы в большей мере оказывать влияние на региональное развитие. Например, через разработку программ развития моногородов, технопарков, социально-экономического развития региона в целом, мониторинги…

Ваторопин Александр Сергеевич

Образование скрепляет, сплачивает, социализирует людей. И не надо «изобретать» что-то иное для формирования типа личности. Образование необходимо обществу, хотя создается такое впечатление, что в образовании практически никто не заинтересован, кроме самих преподавателей и самих студентов. Да и те не заинтересованы в полной мере в том, что они имеют... В реформировании системы высшего образования нужно ориентироваться, прежде всего, на интересы людей, общества. Мало ли как относится государство к нему. Часто оно просто деньги считает, «обрезает» или добавляет. Важно то, как население относится к высшему образованию. Вот пример университет Нижнего Новгорода. Был выбор – открыть университет здесь, в Нижнем, или Одессе. Нижегородские купцы собрали 2 миллиона рублей и, как сказали бы сейчас, «выиграли тендер», открыли университет в Нижнем Новгороде.

Бекарев Адриан Михайлович

По-прежнему необходимо активное вовлечение студентов в исследования, науку. Какой бы был стимул у студента хорошо учиться, если бы он привлекался к работе «больших» ученых, выступал на конференциях, имел возможность ездить на научные мероприятия! Это был бы мощный стимул. И не надо ничего специально придумывать. Все эти методы всегда работали и работают сейчас, только сейчас денег нет ни на студентов, ни на преподавателей.

Олешко Владимир Фёдорович

Регион может и должен влиять на развитие высшего образования путем диалога о формировании единых компетенций/квалификаций, которыми необходимо обладать выпускникам вузов.

Вербицкая Наталья Олеговна

И докторантура, и аспирантура какая была такая и есть и она никуда не делась. Она несколько изменилась в соответствии с новым взглядом на этот элемент обучения, но это те же самые элементы подготовки кадров высшей квалификации. Вот все как оно называется так оно и есть: высшей квалификации. Если у вас нет системы подготовки новых молодых кадров этой самой квалификации значит у вас уровень квалификации этих самых людей с возрастом будет падать и в конце концов уйдет в ноль, ну или не в ноль, но ниже какого то минимума требуемого для самоподдержания. Поэтому система подготовки кадров высшей квалификации: аспирантура и докторантура - это необходимый элемент системы, связанный с воспроизводством высококвалифицированных кадров. Уровень количества аспирантов приблизительно один и тот же в последние много лет, но он очень дифференцирован по областям знаний. Вот здесь все как обычно: лирики физиков победили еще 40-50 лет назад. Победили в том смысле, что социогуманитарное направление подготовки высшего образования обществом востребовано значительно больше, чем технические и естественные науки. Это факт. А государство считает, что развивать как раз надо технические и естественнонаучные области, напрямую влияющие на экономику, обороноспособность и промышленность и прочее, а не социо-, экономико-, гуманитарную сферу. Ее как раз развивать особенно не нужно, но обществом-то востребована именно она - отсюда простой дисбаланс. Аналогичная абсолютно ситуация на уровне аспирантуры и докторантуры: тоже наиболее востребовано социо-, экономико-, гуманитарное направление. А там контрольные цифры набора приемки, выделяемые государством, скоро к нулю приблизятся. И это сознательная политика государства, потому что они считают, что не нужно иметь стране сто тысяч докторов наук по истории, некуда их деть, им мест работы просто нет, приложения их сил просто нет. Если бы это было сто тысяч металлургов, то, с точки зрения государства, это было бы лучше. Ну, или по физике, или по химии, или математике - это с точки зрения государства это лучше. Ограничение числа диссертационных советов – это, к сожалению, неизбежная вещь и полное безобразие. Но не по всем направлениям! А, с другой стороны, то, что затеяно ВАКом и Министерством образования привело фактически к тому, что невероятно трудно стало защитить междисциплинарную работу. А на самом деле междисциплинарность это одно из самых важных элементов разкапсулированности и развития науки. Все настолько боятся всего, что если диссертация чуть в стороне, то как вписаться. Это негатив, это плохо сказывается на качестве диссертаций…

Иванов Алексей Олегович

Качество практики студентов я бы оценил положительно, потому что сами ребята говорят, что практика у нас очень хорошая и интересная и даются такие поручения, которые способствуют освоению каких-то навыков. Единственный случай у нас был в одной из администраций: мы студентов отправили на практику, а ребята рассказывают, что их запихнули в архив. Мы высказали свою озабоченность, и потом ребят направляли по отделам, там, где это необходимо. Идеального ничего в этом мире нет, нам бы хотелось, чтобы они сидели с людьми, кто непосредственно принимает решения, но, в любом случае, если есть вещи, которые нам не нравятся, то они быстро устраняются и т. д.

Капитонов Иван Владимирович

Таких эффективных организаций практически нет. В такой организации не должны быть только начальники. Есть совет ректоров – это совет начальников, которые молчат и не отстаивают интересы каждого в отдельности. Это вроде общественный орган, но, во-первых, это общественный орган исключительно начальников, а почему бы не сделать общественный орган, в который входили бы авторитетные и уважаемые специалисты, которые не занимают высоких официально статусных должностей, но они специалисты в своей области, у них прекрасная научная репутация. Почему эти люди нигде не участвуют, их потенциал вообще не задействован? Я считаю, это какое-то безобразие. У нас есть студенческий общественный совет, который просто формально существует, сидят два человека на наших советах университета, они молчат и отсутствуют в жизни, хоть бы одно слово произнесли, т. е. все выхолощено, все формализовано, все имитация, потому что они должны что-то решать, а они ничего не решают. Может быть, нужна общественная организация родителей или общественная организация выпускников вузов, как на западе. Выпускники заинтересованы развиваться, они дарят деньги, они следят за качеством, потому что это их реноме в том числе, вы окончили такой-то вуз. Сообщества работодателей, причем для каждого вуза могла бы быть своя общественная организация, организация врачей, скажем, применительно к медицинскому университету. Была бы организация врачей, которая следила за качеством, потому что я окончил этот вуз, я хочу, чтобы лечили меня и моих детей качественно. Нет, ничего подобного нет, а могло быть.

Готлиб Анна Семёновна

Потенциал нелинейной модели высшего образования весьма большой, но одним из узких мест здесь представляется личность и наличие патернализма. В качестве примера озвучу случай, рассказанный российской студенткой, которая полсеместра обучалась в Варшаве. Преподаватель там давал задание, студенты негативно на него отреагировали, сказав, что задание им не подходит, что оно слабое, а они претендуют на более сильное. К удивлению нашей студентки, никакой реакции преподавателя не последовало. Преподаватель приняла к сведению выдвинутые претензии студентов и через неделю принесла другой вариант. Реализация нелинейной модели предполагает идеальную академическую свободу, где имеют право голоса и студенты, и преподаватели.

Пугач Виктория Федоровна

Сетевое образование, безусловно, перспективно. Но сфера его применения должна быть ограничена старшими курсами вузов, дополнительным образованием, повышением квалификации. Начальное образование (на младших курсах) студент должен получать под руководством преподавателя.

Яковлев Вадим Иванович

На рынке высшего образования есть спрос со стороны родителей абитуриентов. Вузы стараются удовлетворить эти интересы. А как же потребности предприятий? Доля целевой подготовки настолько незначительна, что серьезно рассматривать интересы предприятий как фактор изменения рыночного поведения вузов не приходиться. Предприятия вместе со своими потребностями в кадрах работают точно не на рынке образовательных услуг, а на другом рынке. Это рынок кадровый, трудоустройства, квалификаций.

Караман Евгений Вадимович

Еще один эффективный путь развития высшего образования в России связан с принятием Закона о независимой оценке квалификаций. Этот путь связан с тем, что мы сможем уже на уровне вуза начинать формировать у человека профессиональные квалификации, а не только компетенции. С первого курса студент уже будет знать, что его ждет на работе. В рамках этого направления мы работаем с ассоциациями работодателей, которые очень заинтересованы в том, чтобы мы давали студентам необходимые им квалификации.

Вербицкая Наталья Олеговна

Студенты выросли в ситуации, когда они никогда ничего не выбирали. Им всегда дают – в школе, в вузах. Они не готовы делать какие-либо выборы. Их должны готовить, надо менять в школе ситуацию. Может быть еще один год обучения в школе добавить, они маленькие к нам приходят. На фоне всех других образовательных систем, они приходят к нам маленькие, они не доученные приходят. Возможно, есть необходимость сократить бакалавриат до 3-х лет.

Клюев Алексей Константинович

Бизнесу нужны лучшие в мире кадры («Кадры решают всё!» - И.В. Сталин). И «большой» бизнес может позволить себе эту роскошь. А остальные должны «кушать» то, что им подают наши вузы. Поэтому, теоретически, они заинтересованы в получении очень хороших специалистов. Но, практически, они не имеют возможности эффективно влиять на образовательную политику вуза. Хотя, вовлекая в свой бизнес студентов, мелкие бизнесмены не только обеспечивают раннюю специализации выпускников (это хорошо!), но и мешают учащимся получать систематическое образование (пропуски занятий стали одной из причин слабой успеваемости студентов!).

Яковлев Вадим Иванович

Я абсолютно не согласен с философией министерства образования и науки, которое ввело какой-то чудовищный механизм мониторинга, я не вижу в нем рационального зерна. Изначально он предполагался как инструмент, который бы привел к закрытию значительной части неэффективных учебных заведений. Не является мониторинг хорошим инструментом в этом смысле. Нельзя с одной меркой подходить ко всем высшим учебным заведениям. Постоянно меняют правила игры, критерии мониторинга. Как только привыкаешь к одним требованиям, которые тебе заявили, как следом появляется что-то иное. Поэтому этот мониторинг, я считаю, отвлекает от реальной работы: тратится огромное количество сил, внимания, много бумажной работы. Категорически не согласен с дорожной картой, по которой количество высших учебных заведений должно сократиться чуть ли не до 40 %, а филиалов до 80 %. Кто подсчитал, откуда эта цифра взята? Это говорит лишь об одном: политика в сфере образования является не совсем продуманной. Наша академия имеет право работать по своим стандартам, и мы приняли свои стандарты. За пятнадцать лет моей работы директором – это пятые стандарты в образовании. Так, конечно, быть не должно, потому что в образовании правила должны быть достаточно стабильны. Это довольно консервативная система в том плане, что надо сохранять хорошие традиции, а непродуманного много. Мы с вами живем в правовом государстве, поэтому все обязаны играть по тем правилам игры, которые до нас доводятся. Естественно мы так делаем, хотя какое-то свое недовольство нужно обязательно высказывать.

Капитонов Иван Владимирович

Сетевое взаимодействие между вузами в нормативно- правовых актах Министерства образования и науки РФ четко не прописано, поэтому вузы стараются его не применять.

Колесников Сергей Иванович

Сейчас много говорится о восстановлении традиций, возвращении к корням. Вот, например, нужно раньше было менять положения устава российских гимназий, устраивалось обсуждение в масштабах всей России при участии всех интеллектуальных сил – всех ученых, педагогов, общественных деятелей. Все письма, все предложения публиковались десятками томов. По поводу одного из уставов, было опубликовано, если не ошибаюсь, 90 томов предложений и обсуждений. Вот как это делалось. А сейчас мы получаем циркуляр и все. Вот эту традицию надо восстанавливать.

Константиновский Давид Львович

Неформальное образование – очень хорошая штука. Чем больше человек образован, тем более он способнее к выстраиванию своих образовательных траекторий. К сожалению, не хватает системы сертификации – может быть, государственной, а еще лучше общественно-государственной. Я думаю, такие системы могут сами вузы разработать. Благодаря системе сертификации неформального образования мы получили бы вот что: человек прошел каким-то своим путем к знаниям, получил компетенции, которые чрезвычайно полезны и ему, и социуму, он хочет, чтобы на него смотрели ни как на самоучку, а как на человека, действительно, достойного признания в какой-то сфере. Почему бы не давать такие возможности?! Я думаю, то, что называется экстернатом, работает на это. Но экстернат очень уж обременителен. Очень он уж к стандарту, к ФГОСам привязан, а еще к нему просто подозрительно относятся эксперты государственные и государственные представители со стороны министерства, потому что это хороший способ сымитировать образование. Тогда давайте другие способы признания попробуем организовать, кроме экстерната. Тогда меньше будет «липы».

Кислов Александр Геннадьевич

Почему-то подразумевается, если вузы укрупнили, то они стали лучше. Я считаю по-другому: они стали хуже, исчезает отраслевая и географическая локализация. Другое дело, если рядом было полное дублирование направлений подготовки. Тогда интересно было бы объединить наиболее хороших специалистов этих структур. Конкуренция должна быть. Если мы в одном отдельно взятом городе все доброе соединили в одну структуру, то она стала монополистом. Это однозначно плохо.

Караман Евгений Вадимович

Я считаю, что увеличивать число иностранных студентов можно только тогда, когда мы создаем качественный образовательный продукт и качественную среду обитания для иностранных студентов. Только тогда возможна стратегия увеличения числа иностранных студентов. Пока в УрФУ, с моей точки зрения, нет достаточного количества качественных образовательных продуктов и тем более нет качественной среды проживания для иностранных студентов. Просто увеличение иностранных студентов разрушает университет.

Кортов Сергей Всеволодович

Во-первых, вертикаль власти и жесткие рамки, которые задает государство. В образовании нет ни свободы, ни самостоятельности на уровне регионов. Во-вторых, проявляется повсеместно стремление, желания и реальные действия всех чиновников и руководителей в вертикали власти образования попадать, точнее сказать, не выпадать из общих тенденций, соответствовать и не выделяться. Все выполняют четкие установки сверху, никакой самостоятельности и свободы просто нет. Все идут одной дорогой. В-третьих, дикая бюрократизация процессов управления и самой образовательной деятельности. Созданные показатели и рейтинги нужно отрабатывать кому-то. Чиновники создали систему показателей, заставляют именно на нее работать. Мы все пишем бесконечные отчеты, переделываем какие-то документы, программы и т.д.

Заборова Елена Николаевна

Есть еще одна модель высшей школы, которая у нас, по-моему, незаслуженно замалчивается, хотя за рубежом она существует. Это вузы для недоадаптированных к социуму ребят, любящих просто пообщаться, которых нужно социализировать. В них образовательные стандарты должны быть очень мягкие, если они вообще должны быть. Но и репутационно эти вузы тоже должны быть понятны для населения, социума: есть вузы элитарные, есть вузы, ориентированные на профессию, а есть вуз, который тебе профессию не обеспечит и элитарным его не назовешь. Это попытка создать условия для взросления, для выстраивания широких коммуникаций. И пусть такие вузы тоже будут.

Кислов Александр Геннадьевич

Что касается гуманитарного знания, то главный вопрос – нужно ли вообще это региону. По идее – нет. Гуманитарное образование всегда шире регионального уровня.

Лейбович Олег Леонидович

Разницы между академическим и прикладным бакалавриатом практически нет. Для инженерного образования это неэффективная модель. Студенты не успевают получить необходимый им объем знаний для того, чтобы освоить полностью инженерную специальность. Сложилось серьезное противоречие: государству вроде бы нужны инженеры, а высшая школа их в полном смысле этого слова не готовит. Поэтому и работодателям (если мы говорим об инженерных профилях) не интересны ни академически бакалавры, ни прикладные бакалавры. Более того, в Европе бакалавр – это академическая степень, а мы готовим прикладников.

Вербицкая Наталья Олеговна

Дистанционное образование на сегодняшний день это полуобразование, если это вообще можно назвать образованием. Хотя потенциал есть – это использование технологий. Проблема в том, что студенты дистанционной технологии обучения не заинтересованы, ориентируются, как правило, на получение диплома, формальные показатели. Они лишены нормального общения! Не может формироваться профессионал, когда общение с преподавателями сведено до минимума и общения группового нет. Они формальные вещи выполняют, а образования нет.

Ваторопин Александр Сергеевич

Типичная позиция любого вуза: дайте нам заказ! Надежда на человека, который где-то на дружественном предприятии сформулирует какие-то потребности. Разве так себя ведут бизнес-структуры, желающие заполучить клиента?

Караман Евгений Вадимович